imed3 (imed3) wrote,
imed3
imed3

Categories:

Ковид как эксперимент: не только социальный?*

Прошло уже полтора года после начала так называемой «пандемии», а страсти до сих пор никак не улягутся. Как мы и говорили уже в самом начале этой паранойи ее течение все отчетливее показывает, что к собственно медицине все происходящее имеет наименьшее отношение. Впрочем, будет неверным и сказать, что дескать оно совсем не высвечивает проблем, которые есть в современной медицине. В России многие недоумевают по поводу «майских указов» Путина относительно так называемой «оптимизации», но в том то и дело что и на Западе происходит ровно то же самое – медицина, в том числе ее инфекционные мощности сокращаются параллельно со снижением реальных возможностей воздействия на объективные проблемы ввиде необходимости в том числе проведения карантинных мероприятий. И все чаще, когда речь заходит об охране здоровья власти гражданские, смыкаются с властями медицинскими и творят нечто не поддающееся никаким стандартным определениям. Но хорошо это или дурно?
На первый взгляд – все ужасно: отдельные авторы кричат о том, что «все мы умрем», воют о «заговоре рептилоидов», «масонов» и вообще черт знает кого. Дескать правительства облучают с какого-нибудь «юпитера», и они там из своих «крепких бункеров» замышляют идеи какого-то «жидкого чипирования» населения страны. Уж, на первый случай определились бы – чего хотят эти «облучаемые марсианами правительства»: тотального уничтожения или тотального же контроля. Это все-таки несколько мягко говоря противоположные задачи, как нам кажется. Но, впрочем, как известно никогда не бывает худа без добра: мы увидели, что, например, истерично вопящие мэры, обещающие прислать «на шашлыки» карабинеров с огнеметами полностью дискредитируют все то что мы знали о государственном управлении до начала пандемии. Впрочем, все то что мы знали всегда сводилось к простым вещам: мыть руки с дезинфицирующим средством, больше гулять на воздухе и проветривать помещения, пить витамины и так далее. Массовая масочная истерия, «перчаточные режимы» для многих стали шоком и неприятной новостью, но более чем терпимой. То, что дистанцию обозначили как социальную, а не медицинскую или там санитарную уже кое кому показало истинный смысл происходящего, но в общем дошло тогда далеко не до всех. А по-настоящему доходить стало только тогда, когда началась кампания по массовой и пусть формально не принудительной, но очень похожей на нее вакцинации.
Прежде всего надо отметить что само слово «вакцина» - плохое для человека. Лучше тут слово «прививка», оно более нейтральное. Вакцина – это что-то связанное с быдлом, скотом. С коровами почему-то. И получается, что, какая-то семантическая идея о массовом «обыдлении» за этой кампанией явно стояла. Но нам интересна не лексика. Нам важно понять, что именно без масонов и рептилоидов не скрыла, а открыла, превратило из тайного в явное данная кампания. Многие надо признать уверены: правительства всех вакцинируют за пару лет. Мы уверены, что «подавятся», и вот почему: массовая прививочная кампания от совершенно непонятной болезни, которая толи есть то ли вообще не существует не отвечает никаким не только реальным целям сохранения здоровья, здравому смыслу, но и наработанному за последние десятилетия в том числе и альтернативными организациями здравоохранения правовыми нормам и принципам. Никого, не рекламируя для начала разберем типичный пример того как строится «скрытая» кампания за вакцинацию… под видом отказа от нее. И здесь надо именно понимать не просто право и законы, но их верную трактовку во взаимной увязке. Вот скажем в заголовке ролика может быть предложение «отказаться от принудительной вакцинации на основании Конституции на законных основаниях» а уже на пятой его минуте сказано, что «вы от прививки не отказываетесь, но вы хотите воспользоваться своими конституционными правами». У автора «шиза»? Или такие рекламные акции прививочной кампании делают по принципу «25 кадра», что бы заглотив так называемый «кликбейт», человек под видом лекарства выпил информационную отраву? Вряд ли эти люди сумасшедшие. Тем более что это не отдельные эпизоды, а система. В том же самом ролике, например, мы видим, что там практически идет реклама «настоящей» вакцины под видом сравнения с «подпольной версией» типа подвальную то я бы себе колоть не стал, но «настоящую» то бы - ух!!!!! Или чего значит призыв уколоться только у кого-то «имеющего сертификат врача»?
Мы понимаем толк и разницу в рекламе и антирекламе. Но реклама бывает добросовестной, где хотя и применяются разного рода уловки, но все же «белое» называется «белым», а вот с прививочной кампанией такого не происходит. Там вообще что называется идет «игра без правил». Но мы не хотим сказать, что, если бы эта игра шла и по «правилам» в нее обязательно было бы играть всем. Это главный посыл, потому что мы всегда опираемся на принципиальные подходы и для нас именно фундамент, гарантирующий от подрыва авторитета, от той «шизы» которую вынужденно на себя нередко вешают добровольные или не очень рекламщики этого странного мероприятия. И странности его как мы уже неоднократно отмечали были видны практически сразу. В общем конечно хочется прежде чем вести разговор именно про законы, про право призвать своих зрителей, читателей и слушателей не вестись на разводки, пусть их даже предлагают ранее авторитетные люди закончившие медицинский ВУЗ, а потом сдавшие экзамены адвоката, имеющие юробразование и стаж юридической практики. Все подобные провокации надо отличать от таких которые делаются в ваших интересах. И надо сказать что странностью кампании, казалось бы, можно было назвать тот факт, что от всех, кто идет на прививку требуют получения «обязательного информированного добровольного согласия». Вроде бы это требование закона.
Притом надо сказать сегодня законами «регулируют» уже буквально чуть ли не каждый «нюх» и «чих», и несмотря на то что тема недопустимых законов наш главный мейнстрим за последние минимум лет восемь (а на самом деле конечно и все 20) мы сегодня сделаем главный упор поставим в центр системы формирования правильного восприятия этой ситуации основы международного права. И уж потом «спустимся» на национальный уровень применительно к положениям закона России. Давайте же с учетом этого посмотрим хотя бы в самом общем виде на те правовые основания, которые регулировали и продолжают регулировать этот вопрос с медицинской и юридической точек зрения. Что получится, если верно применить норму права и потребовать привлечения к ответственности, всех лиц которые с нашей точки зрения ей не соответствуют. Или есть мнение что все в порядке и никакие юридические нормы не нарушались? Мы думаем, что «как посмотреть». Вот и давайте коснемся хотя бы в общих чертах ключевых международных документов, которые определяют наши права, права медицинских организаций хотя бы в части реализации нашего права на защиту здоровья. Причем делать мы это будем естественно уже с учетом нашего сложившегося понимания относительно того что в мире существуют определенные группы влияния и интересов, например, медики и армия стоят на одной стороне, а скажем церковь и строители – на другой. При этом в разных странах одна из групп может быть прогрессивной, а в других она же будет на стороне мракобесия и реакции.
Итак: каждая из сторон решает свои вопросы своими методами. Но что является действительно мейнстримом, главным вопросом, основным предметом для обсуждения в 21 веке. Климатическую повестку брать не будем, она тема для другого разговора, а вот введение удаленки – это как раз самое оно. Только решать этот вопрос тоже можно очень по-разному. И тут, как совершенно справедливо говорит спикер верхней палаты парламента Республики Объединенных Субъектов, господин Михайловский «если бы не было пандемии ее бы следовало придумать». Трудно с этим не согласиться. Но нас интересует правовой и технический аспект этого вопроса: грубо говоря – а что же делать так называемым «простым людям» в подобной весьма непростой ситуации? И для того что бы понять, как правильно действовать надо разобраться с тем чем вся эта ситуация является с точки зрения действующих правоустанавливающих документов: ведь очень важно понимать – никакие старые декларации, конвенции, кодексы, законы до сих пор не отменены. Да следует отметить: кое-что приняли «в экстренном порядке». Но это никаким образом не сказалось на сути и функционировании самой, если желаете ткани правовой системы, системы международного права в области охраны здоровья и интересов тех, кто наше здоровье охраняет. Кто-то скажет – что эта формулировка возможно странная. Однако на самом деле все абсолютно закономерно: право слишком консервативная система что бы с одной стороны не учитывать разносторонние интересы и с другой «гнуться» под сиюминутные хотелки кого бы то ни было.
Но оставим рассуждения о том какой гипотетический прогресс должна нести кампания по введению карантина и методах того как это стали делать, кто и на чем заработал и как с чем бороться. Прежде всего скажем то что уже понятно к началу второго года эпидемии: вирус существует, и он бывает смертелен. Он идет сезонно, а не «волнами». Он во многом вытеснил обычный грипп и не сильно опасней его по летальности. Меры профилактики от него тоже просты и понятны и это совсем не маски – можно помыть руки дезинфицирующим раствором совместимым с вашей кожей по дерматологическим показателям и чаще выходить на прогулки дышать свежим воздухом. Ну и понятно обычные в таких случаях средства: лимон, мед, имбирь. Как профилактика и общеукрепляющее. Не более того. Вся истерика, связанная с ковидом открывает очень любопытные вещи, на которые мы ранее просто не обращали внимания. Прежде всего это конечно развернувшаяся как бы внезапно кампания вакцинации. Однако в то же время мы как минимум лет десять говорим об опасности не каких-то, а вообще абсолютно любых прививок. Уже когда в советское время в третьем классе мы декламировали «я прививки не боюсь, если надо уколюсь», и прочие стишки, обличавшие тех, кто «стал у стенки», потому что у него «дрожат коленки» из-за того, что надо сделать прививку – было ясно: с прививками «что-то не то». Что? Сегодня уже ясно: это их «добровольная принудительность». Если что-то рекламирует пропаганда совка – значит дело тухляк. Это мы знали и в 1985 году, знаем конечно же и сегодня.
Но давайте говорить напрямую: мы не про пропаганду, а про право. И вот согласно праву - любое принуждение: хоть к тестам, хоть к необходимости привиться любыми вакцинами незаконно, потому что противоречит целому ряду правовых актов как международных, так и национальных. Если говорить о России к таким относятся наряду с Нюрнбергским кодексом 1947 года, Хельсинкской декларацией 1964 года, Конвенцией прав человека номер ЕТС 005 от 4 ноября 1950 года и Заявлением ЮНЕСКО 2005 года о биоэтике и правах человека, принятый при Ельцине в 1998 году закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней и принятый уже при Путине в 2011 году «закон» об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации. Хорошие ли это документы? Кого и как они защищают? Что они позволяют и кому? На все эти вопросы мы и пытаемся сейчас ответить.
Важнейшим понятием в вопросах профилактики инфекционных заболеваний является принцип так называемого «добровольного информированного согласия». Что это за правило? Оно установлено положениями закона об иммунопрофилактике: каждый, кто получает прививку, должен подписать информированное согласие на это вмешательство. В России вакцинация добровольная: статья 5 этого закона устанавливает, что граждане при осуществлении иммунопрофилактики имеют в том числе право на отказ от профилактических прививок. В России никаких правовых оснований для того, чтобы обязать вакцинироваться всех (даже если речь идет о работниках офисов или посетителях метро, например) нет. И еще момент: для некоторых категорий граждан вакцинация все же обязательная в том смысле, что отсутствие профилактических прививок у них влечет отказ в приеме на работу или отстранение от работы. К этой категории относятся врачи, учителя и соцработники. Полный перечень этих работ утвержден постановлением правительства. Но каким международным стандартам и принципам соответствует правило о добровольности и информированном согласии? Какие медицинские процедуры не относятся ко всем, а только если хотите можете обозначить это слово – добровольцам, тем кто выбрал какую-то медицинскую процедуру как сопутствующую часть своей жизни? Это положение несомненно относится к медицинским экспериментам! Именно так: если вы доброволец, если вы подписали информированное и опять-таки добровольное согласие на «вмешательство», и при этом вы имеете полное право отказаться от участия в такой процедуре вообще – вы участник эксперимента. Если говорить проще согласно закону, вы подопытный кролик. То есть если вам нравится быть таковым – вперед и с песней. Если нет – никто не неволит. Но откуда появилась такая правовая практика, почему участие в прививочной кампании фактически делает каждого из получающих прививку участником эксперимента? Это следует из положений связанных документов которые мы уже назвали ранее: Нюрнбергского кодекса и Хельсинкской декларации.
Но что такое Нюрнбергский кодекс? Это фактически внутренний кодекс определенной корпорации. И само его имя, и время появления говорят о том, что сделан он под давлением весьма понятных обстоятельств. Врачи оказались под фактически двойным ударом – начинавшееся в СССР дело врачей с одной стороны, с другой – все эти «эксперименты доктора Менгеле», от которых надо было «отмыться». И самое простое что можно было сделать в этом смысле с точки зрения интересов корпорации – переложить максимум ответственности на пациента. Однако сейчас уже выясняется, что палка эта – о двух концах, как, впрочем, и положено быть любому неоднозначному явлению. Итак, Нюрнбергский кодекс определил, что, если идут исследования каких-то медицинских новинок их нельзя проводить без согласия участника. И время, и место принятия такого решения было понятным: только что отгремела война, только что миллионы людей подвергались натуральным мучениям под видом медицины в нацистских концентрационных лагерях. И было очевидно: для того что бы вести какие-то эксперименты надо получить согласие их участников, и тем самым ответственность снять с себя. Если говорить точнее – то она перекладывалась на третью сторону, то есть на юристов, которые в каждом конкретном случае и должны были решать: что было действительно добровольным согласием, а что было фактически принудиловкой под видом такового. И вот как мы уже отметили было введено понятие добровольного информированного согласия. Для чего это было сделано? Для условий исследований, эксперимента. Скажем более четверти положений Хельсинкской декларации регулируют условия описания проводимых экспериментов: типа, если вы хорошо описали, но пациент умер – вам ничего за это не будет. Ведь это же «ради науки». Строго говоря с этим конечно трудно поспорить, когда человек реально понимая на что идет соглашается выступить в роли такого «подопытного кролика». Но вот когда эта практика начинает внедряться более широко – возникают вопросы. Как мы уже и отметили ранее – более широкого порядка.
Итак, если все, кто сейчас получает прививку от ковида:
а. являются добровольцами;
б. подписывают информированное согласие –
то они участники некоего эксперимента. В медицинско правовом смысле именно это и происходит. Все, кто соглашается на укол добровольно и информировано участвуют в исследовании. То есть совершенно неправильно говорить про то что вакцина «изучена». Если бы она была изучена, то естественно не было бы необходимости подписывать подобные документы. И надо заметить важную вещь: подобная обязанность медиков – это именно положение российского закона 1998 года. Если они приглашают вас на прививку и дают подписать эти бумаги, то каждым таким эпизодом подчеркивают: эксперимент не окончился, исследование не завершено! И мы сейчас не будем касаться социальных, полицейских аспектов: то как людей загоняют на прививочные пункты (далеко не про все, из которых кстати однозначно можно сказать что они соответствую названному закону о вакцинации) очень похоже на то как людей загоняли на «медицинские» эксперименты в концлагерях. Что же получается? Идет массовый эксперимент? Однако это запрещено. Мы здесь не затронули еще такой давно уже мало кому интересный, но все так же действующий документ как конституция Российской Федерации. В ней черным по белому записано что никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам. Откуда берется это положение? Из норм международного права в юрисдикции которых находятся все страны включая Россию что бы там не несли пропагандисты в телевизоре. Как мы уже и отметили – это документы по правам человека и биоэтике. Будем ли мы обсуждать что это более или менее бесчеловечно чем в концлагерях? Пожалуй, вопрос риторический. Ну и что мы в этом смысле видим? Постоянно появляются «новые штаммы» и все такое..., ну что ты будешь делать! Некоторые говорят: «разве успеешь тут угнаться и наварить вакцин на каждый возможный вариант. Пора бы уже признать, что никакая массовая вакцинация не способна гарантировать от распространения заразы в отличии от старых — добрых массовых расстрелов. Думаю, что при нынешних темпах властной экзальтации озвучивание кардинального решения уже не за горами».
Но воистину, давайте не будем переводить все в плоскость пошлой глупости или глупой пошлости. Мы говорим и правах, нормах, законах и правилах, так этого и будем держаться. И пора уже переходить от понимания того что проводится какой-то весьма масштабный массовый эксперимент, поголовное медицинское исследование к тому собственно, что делать, «куда бедному крестьянину податься». Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека в третьей статье под вторым пунктом указывает на то, что интересы и благосостояние отдельного человека должны главенствовать над интересами собственно науки или общества. Это очень важная норма: интересы личности в медицине важнее интересов науки в узком смысле, общества в более широком. Но может быть государство имеет какие-то особенные, эксклюзивные права? Несмотря на то что многие юристы старой школы по-прежнему рассуждают о так называемых «правах государства» мы абсолютно убеждены: это в лучшем случае просто абстрактная категория. Даже за понятием интересов государства всегда следует искать интересы конкретной личности. Да и вторая статья все той же российской конституции толкует этот вопрос однозначно: да права личности выше интересов и государства тоже. То есть даже если мы признаем их наличие в практической плоскости с точки зрения закона не меняется ровным образом ничего. И именно в контексте этого мы подходим к пониманию очень важного положения закона, появившегося в 2011 году.
Когда только этот закон появился, мы читали (здесь кстати надо сказать отдельное специальное и огромное спасибо проекту Витрувианус 9 в Живом Журнале который ведет огромную информационную работу по поиску и сохранению очень важных материалов и данных, их анализу и интерпретации) заявление известного правозащитника Льва Левинсона, большого умнички, сторонника отмены государственной прогибиционистской политики в области наркотиков и пытались понять что за проблему он обозначил тогда. Он отмечал: 25 октября 1990 года Комитет конституционного надзора СССР (предшественник Конституционного Суда) признал не соответствующим советской Конституции административное и уголовное наказания за употребление наркотиков, а также любое принуждение к лечению алкоголизма и наркомании. Хорошо? Правильно?! Мы убеждены – безусловно да: ковид еще и в очередной раз доказал, как не сочетаемы слова «лечение» и «принуждение». И мы видим: Комитет конституционного надзора СССР в своем заключении указал, что положение Основ законодательства о здравоохранении, согласно которому «граждане СССР должны бережно относиться к своему здоровью», неконституционно. Автор отметил что Конституция России в этом ничем от Конституции СССР не отличается. Обязанности быть здоровым в ней также нет. Итак, внезапно выяснилось, что до 2011 года было так, что в действовавших Основах законодательства об охране здоровья граждан, принятых Верховным Советом в 1993 году, нормы, обязывающие к заботе о здоровье государство и медицинских работников, были, а обязанности индивида заботиться о себе – не было. И отметим еще один важный момент: в системе нацистской Германии подобное положение как раз-таки содержалось. Там человек был «обязан заботиться о своем здоровье». Но вернемся к заявлению Льва Левинсона. Он отмечал, что 21 октября 2011 года Госдума приняла в решающем втором чтении проект федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», долженствующего заменить старые Основы. В статье 27 проекта, посвященной обязанностям граждан в сфере охраны здоровья, он называл первую из них: «граждане обязаны заботиться о сохранении своего здоровья». И делал предположение о том, что советское отношение к человеку, его телу как собственности государства возвращается. Казалось бы, логически рассуждая нетрудно предположить, что достаточно сказать «обязанность», как будет введена и ответственность. Но правильно ли он понимал ситуацию? Прошло уже 10 лет с момента введения этого положения – и как поменялась ситуация на деле? Ведь не случайно говорят, что даже «два юриста – три мнения». А тут вопрос, который затрагивает интересы огромного числа не только юристов, но и медиков, да и практически абсолютное большинство населения. Вопрос понимания закона – не менее важный чем вопрос его написания: как трактовать, с какой стороны подходить. Так появилось ли что-то связанное с подобного рода ответственностью или уважаемый правозащитник тогда ошибался и напрасно, хотя и на первый взгляд справедливо колотил набат? Последние данные говорят, что видимо господин Левинсон ошибался.
Виктор Суворов, когда служил в разведке и получил первое сообщение о движении танков на некоем вражеском полустанке ругался: в какую мол сторону танки то поехали? Это усиление или ослабление? И действительно норма в законе прописана, но как она заработала на практике, ведь прошло уже 10 лет? А заработала она так что даже в ковидный год она не была реализована в плане ответственности ровным счетом никак. И даже более того все формы ответственности строго и однозначно связывались с «правами государства», всяких «надзоров» и прочих «органов в условиях подготовки к чрезвычайной ситуации». Вот за подобные «художества» дополнительной ответственности (понятно неконституционной) на граждан навесили по самое не балуйся. Мы сейчас конечно говорим про Россию и обстоятельства, связанные с регулированием именно там. Никакой ответственности вытекающей из положения о том, что «граждане обязаны заботиться о сохранении своего здоровья так и не появилось». И это надо понять. С этим надо разобраться.
Положения той же двадцать седьмой статьи закона, идущие следом за первой ее частью указывают на обязанность граждан в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, проходить медицинские осмотры, а для страдающие заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, проходить медицинское обследование и лечение, и заниматься их профилактикой. Если же вы находитесь на лечении, вы обязаны соблюдать его режим, в том числе определенный на период временной нетрудоспособности, и правила поведения пациента в медицинских организациях. То есть – соблюдать режим лечения – это обязанность, а вот, например, обязанности «пить все таблетки», или принимать любые уколы в законе нет. И более того: мы абсолютно убеждены что такой «обязанности» и быть не может просто по определению! Хотя бы потому что законы принимают депутаты, а они вряд ли идиоты колоть себе все что угодно, любую дрянь. И дети многих из них живут по тем же самым законам. И далеко не каждый депутат, уходя из госдумы немедленно становится ментом, прокурором, судьей или вообще уезжает из страны. И подводя итог остается сказать: положение об ответственности за свое здоровье не так просто, как может показаться на первый взгляд. При правильном понимании и грамотной юридической трактовке оно дает гарантированную и надежную защиту от любого некомпетентного или тем более злонамеренного медицинского вмешательства. Мы должны сказать: этот закон явно писался как минимум в интересах баланса ответственности и возможностей корпорации врачей, некоторых из которых сейчас судят практически за доказанное убийство ребенка и общества граждан. Да медицинская мафия по сути бессмертна, но сейчас не настолько всесильна. И реальность и то, о чем мы говорили, начиная с марта 2020 года – подтверждает этот факт. Положение закона о том, что вы отвечаете за свое здоровье с учетом того факта что оно, здоровье ваше является высшей ценностью и приоритетом куда как более высоким чем вся наука, общество и государство, вместе взятые говорит о том, что вы вправе, например, если у вас нет режима «домашний» гулять в любом парке, или отказаться от такой прогулки, одевать медицинскую маску или воздержаться от этого, пить прописанные лекарства или народные средства. Ровно это же самое с точки закона и права касается и положения об участии в прививочном эксперименте: желаете вы получить такую прививку и тем самым добровольно и информировано принять участие в исследовании – ваше право. Хотите отказаться? На здоровье: ведь за него отвечаете вы сами – это ваше не только право, но и обязанность. Проще говоря вы имеете право послать нафиг любого врача с его вакцинами, но вот если уж согласились, извольте отвечать до конца. В том числе конечно и до так сказать физической кончины. Является ли такое положение справедливым? Наверное, об этом можно долго спорить: одно несомненно – если вы отвечаете за свое здоровье, то как раз уж никакие врачи, а тем более государство не вправе указывать вам что есть, как дышать, что пить или что уколоть, или закапать. Во всяком случае без вашего на то согласия. Или вы согласны «на все»?
Ответьте.
* вне НИЕС по размеру текста

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.
Tags: 23 февраля, livejournal, nies, smart бунт, БП, Витя Стрелецкий, Запад, МААСП, ПИС-3, РОС, будущее, вектор, гуманизм, дневник, красножелтая игра, манифест, п26, пк, план2, права человека, программа, разоблачая ложь, сценарий 8, теневой парламент, хрематистика, экология, экономика, экономика протеста
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments