imed3 (imed3) wrote,
imed3
imed3

Category:

Соглашение о предоставлении финансов: что бы уменьшить долги?

Теперь, когда мы разобрались с «горизонтами планирования» используемыми в работе Республики Объединенных Субъектов, и посмотрели на соглашение между минфином и минэкономики Республики с управленческой, экономической, финансовой и правовой точек зрения мы имеем право подвести некоторые предварительные итоги. Что же мы по факту имеем сегодня в этом достаточно большом документе?
Прежде всего для оценки этого соглашения надо понять правомочия сторон, его заключивших. Правомочия в юридической практике устанавливаются законными или конклюдентными действиями, подтверждаются правом или обычной практикой: так если вы даете показания в полиции или тем более в суде с вас спросят паспорт и установят личность, выяснят где и при каких обстоятельствах вы имели отношение к делу, если вы пришли в поликлинику – вы предъявите полис, и даже совершая покупку в магазине каждый из нас подтверждает правомочия на ее совершение «предъявлением» денег. То есть лица, принявшие участие в процессе создания документа должны быть правомочны. А были ли? Это конечно простой вопрос, и он имеет совершенно простой же ответ: эти лица имели для заключения соглашения все необходимые правомочия и установить их совсем несложно. Ответ содержится уже в самом тексте рассматриваемого нами соглашения. Так министр финансов действовал при заключении соглашения на основании приказа от 20.01.2019, вступившего в силу 20.01.2019, а министр экономики – на основании приказа от 25.01.2019, который вступил в свою очередь в силу 26.01.2019. Их полномочия как министров правительства тоже очевидны: все они назначены по действующей в РОС процедуре и являются полномочными членами Кабинета, сотрудниками подчиненной премьер – министру правительственной администрации. Его полномочия в свою очередь тоже никем не оспариваются: более того сенаторы РОС не просто приняли из его рук полномочия, не только обратились к нему с прошением об отставке, но и уже во втором чтении подтвердили это право премьера действовать в рамках его полномочий. Теперь, когда правомочия лиц, заключивших соглашение мы установили, и точно знаем основания для заключения такого соглашения, мы можем в очередной раз с удивлением посмотреть на правовую казуистику документов, на основании которых это соглашение заключалось и функционировало.
Достать тексты этих документов для нас не было сложным. Мы опять публикуем их в уменьшенном виде (желающие сами увеличат и проверят) и сделали в тексте каждого из них небольшую графическую работу для вашего удобства и пояснения наших попыток проникнуть в логику данных документов.


Итак, первым по дате в силу вступил документ минфина, а вторым начал действовать приказ министра экономики. Вопрос, который мы пытаемся с вами понять – это прежде всего вопрос о том, что же представляет собой соглашение между министерством финансов и минэкномики РОС от 17 марта 2019 года. Для того что бы с этим разобраться нам следует прежде всего исследовать термины, которые использовались в соглашении по интересующей нас позиции. Коллизия, как мы помним состояла в разнице, в том числе и юридической между определениями «финансовые средства» и «кредитные ресурсы» использовавшимися в тексте соглашения. Проще говоря установив правомочность мы должны изучить вопрос правомерности. Насколько же правомерно министры использовали в соглашении термины «средства» и «ресурсы», могли ли, имели ли они право заключить именно то соглашение, которое и было в конечном итоге заключено и согласовано в Сенате Республики? Разберемся.
Как видно из полученных нами приказов уже в них используется оба термина примененных в соглашении. В приказе минфина, который фактически и положил начало самому процессу заключения соглашения термин «средства» используется дважды, а слово «ресурсы» применено трижды. При этом если «ресурсы» в приказе всегда только кредитные (мы пометили это зеленым квадратом), то вот средства оба раза – разные. Слово, подчеркнутое в тексте приказа красным – это средства, которые минфин будет начислять министрам правительства. Этот термин появляется в первом пункте приказа. Второй раз слово «средства» обозначает то имущество, которое стало залогом – мы подчеркнули его оранжевым, чтобы показать разницу между смысловыми значениями одного и того же слова использованного в приказе. Все три раза, когда текст приказа минфина использует слово «ресурсы» оно используется именно в контексте «кредита». Но очевидно, что уже в самом первом по времени документе предполагалось что будет заключено не просто соглашение, но соглашение, если использовать полный текст для обеспечения «за счет кредитных ресурсов, получаемых на основании соответствующего соглашения». Таким образом мы уже в первом приказе видим заведомую подчиненность понятия «кредитные ресурсы» понятию средства. Но в первом приказе это пока еще не проявляется достаточно четко: в первом приказе средства – это форма обеспечения кредита, а также форма близкая с «окладом содержания», причем оклад содержания начисляется путем не «начисления средств», а «с» их начислением. То есть проще говоря оклад содержания не привязан к самим средствам. Если принять во внимание что понятие средств, которые к тому же предлогом «с» фактически отвязаны от «оклада содержания» появляется уже в первом пункте приказа, а приказ является первым по времени вступления в силу, то уже одного этого, наверное, было бы достаточно что бы сказать, что соглашение которые оказалось не «кредитным» а именно о «предоставлении финансовых средств» было заключено вполне правомерно.
Но остановимся кратко и на приказе министра экономики, тем более что при его графическом разборе развитие темы заключения именно такого соглашения кажется нам еще более наглядным. Прежде всего в отличие от приказа минфина где слово «средства» встречается реже, чем слово «ресурсы», приказ минэкономики это уже расставляет на свои места: как вы можете видеть из сделанного нами графического разбора слово «средства» в нем встречается уже шесть раз, против слова «ресурсы» которое встречается лишь дважды. Более того. Слово «средства» в тексте приказа один раз (в пункте 4) относится к понятию кредита, и далее (в пунктах 6 и 7) четырежды употребляется в своем полностью самостоятельном значении. Кроме того, сама логика развития термина «средства» во втором приказе тоже очевидна (мы ее показали темно-красной и красной линиями связи в пунктах приказа). С учетом того что любое соглашение имеет такое важное свойство как обязательную свободу воли договаривающихся сторон суть соглашения была очевидно понятна обоим министрам еще до его заключения. Именно об этом они и вели переговоры, завершившиеся заключением именно финансового, а не кредитного соглашения. И именно поэтому БОП – не долг, в отличие от доллара США. Вам нравится такая целеустремленность?
Ответьте.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
Tags: РОС, США, будущее, теневой парламент, тк, хрематистика, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments