imed3 (imed3) wrote,
imed3
imed3

Category:

Эволюционный марш расчеловечивания: о чем мечтает шнуровский с путиным?

Разговор о будущем цифровой личности неизбежно выводит на вопрос о ликвидации негативных практик в отношение человека вообще, и если для цифровой личности, по мнению наших авторов, ключевым фактором должно стать функционирование во времени, фундаментальными для человека, несомненно, являются два социальных и биологических фактора: потребление и перемещение. Это формирует его и социальную и биологическую природу. В реальности жизни перемещение определяется наличием и доступом к точкам и узлам транспортной инфраструктуры, к логистическим трассам, к системам перемещения в пространстве в широком плане. С точки зрения правового регулирования этот вопрос в России и мире регулируется правом на свободу передвижения. Чем более активно мы регулируем это право, тем больше мы подчиняем человека на социально – биологическом, повседневном уровне. Противодействовать наступлению на это право не просто: человек не умеет перегрызать металлические решетки, и иногда просто не видит ограничения как нечто направленное к его дальнейшему порабощению, воспринимая отдельные факты как таковые, а не как часть мозаики, направленной на стратегическое решение проблемы подчинения.
Подчинение человека может так же осуществляться через регулирование его потребления – в плане не только питания, но и других насущных бытовых потребностей. В России этот вопрос регулируется целым комплексом взаимоувязанных правовых норм, зафиксированных, прежде всего в Конституции. Аналогично регулируется этот вопрос и на уровне международных правовых документов.
Ниже мы хотели бы многомерно, многофакторно и нелинейно порассуждать в контексте того как на протяжении последних примерно двадцати лет осуществлялось последовательное шаг за шагом поглощение ключевых факторов свободы российского человека в этих двух ключевых сферах, что бы показать механизм и эволюцию расчеловечивания, примененного силами которые мы можем условно назвать «КГБ» или «путин», «путинизм». Для анализа мы постараемся максимально широко опираться на доступный нам, известный или опробованный на себе опыт западных цивилизованных стран. Будем приводить примеры из реально происходящей практики на территории России за последние примерно 20 лет.
Материал Шнуровского опубликованный 26 сентября текущего года сумел пробиться в «рейтинг ЖЖ», что бы это не значило, но для нас это стало отправной точкой в рассмотрении процесса эволюции расчеловечивания, разворачивающегося на наших глазах в России на протяжении последних 20 лет. Так Шнуровский в частности пишет: «если не разгонять антипутинские митинги, то их массовость начнёт расти лавинообразно». И продолжает: «Мельниченко говорит, что силовики - "не мужики", поскольку избивают женщин и детей, что им нечего сказать своим семьям, когда они приходят домой после разгона митингов. То есть - старается деморализовать силовиков таким вот способом». С одной стороны «деморализовать» их необходимо. Но правильно ли ставится вообще вопрос? Вопрос в том, что конечно менты НЕ ИМЕЮТ права бить детей. Навальнистов, «бесов смуты», или кого угодно. Бить – не имеют права. А задерживать должны не только в рамках закона, но еще и в рамках гуманности, человечности. Вот именно это и не нравится Шнуровскому с путиным.
В чем же суть их «эволюционного» марша? Суть их эволюции – в эволюционном, последовательном, пошаговым, шаг за шагом расчеловечивании, превращении человека в придаток неправового, недопустимого «закона». Началось все примерно в 1998 году, когда, между прочим, Путин, за которого при любых раскладах выступает Шнуровский стал главой КГБ. Мы хорошо помним радиопередачу по радио России, в которой шли рассуждения про то что «надо вводить комендантский час для подростков». Она состоялась именно в том году. И именно примерно в этом году произошло и еще одно малоприметное для многих, но сразу отмеченное нами событие – в Кениге Южный Вокзал стал работать НЕ КРУГЛОСУТОЧНО. Кажется, в ночное время он стал закрываться на 2, 5 или 3 часа. Вроде бы мелочь, и казалось бы – какая разница, и кому, какое дело. Но совершенно точно известно, что как минимум в 2002 году ключевой железнодорожный вокзал Вильнюса работал, конечно же, круглосуточно. А как же иначе? Обратим внимание: это был первый шаг в направлении ограничении такого фундаментального основания человеческой жизни как передвижение, его свобода. Человек стал ВЫНУЖДЕННЫМ искать себе любое другое место кроме вокзала, что бы пересидеть переход с поезда на поезд в ночное время. Зимой, ночью, летом или весной – человек потерял почву, исчезла твердая уверенность в том, что ты можешь «как хозяин» идти по «просторам Родины своей».
Затем стали появляться кодовые замки на дверях, завариваться черные ходы и подвалы, чердаки, стали появляться охранники в школах. Конечно, уже тогда мы не только удивлялись, но и публично протестовали. Однако эта машина расчеловечивания шла на своих оборотах, хотя в целом ряде случаев удавалось ее замедлять, стопорить или откатывать. Примерно в середине нулевых в Москве якобы «в целях борьбы с зайцами» многие железнодорожные станции стали огораживаться заборами. Мюрид придумал для этой ситуации интересное определение: тот факт, что в Кремле сидят неумные люди, совершенно не означает, что они круглые идиоты. Заметим, что в советское время никому не приходило в голову огораживать заборами станции железной дороги и уж тем более - железнодорожные пути. Понятно, что заборы стали ломать. И все таки эта машина тотального наступления на свободу продвижения, отмечаемая нами в ключевых точках двигалась по собственной траектории. Примерно в середине – конце нулевых внутриобластные автобусы перестали останавливаться на ЛЮБЫХ городских автобусных остановках в рамках маршрута своего движения. Началось наступление на маршрутки (заметим, что сегодня введены уже такие требования которые, хотя и нарушаются изредка ведут к тому, что маршрутки прекращают исполнять свое предназначение, им запрещено останавливаться как раньше на любых точках, не запрещенных правилами дорожного движения, а предписано останавливаться только на обычных автобусных остановках, что конкретно превращает их уже из обычных и удобных маршруток в просто более дорогие рейсовые автобусы). Все это растягиваясь на многие годы с трудом воспринималось большинством (хотя и не нами) как последовательная политика, но последовательно сокращало возможности передвижения, кстати, делала это право все более дорогим для обычных граждан: если раньше вы выходили на рейсовом автобусе на ЛЮБОЙ остановке, где было удобно, то теперь фактически выходили только на конкретно установленных остановках, с которых должны были фактически добираться по маршруту следования в городе уже общественным городским транспортом. Потом был введен комендантский час – пока что только для подростков, однако про этот момент мы поговорим чуть позже еще более подробно с точки зрения механики подобных решений и их реализации. И наконец, мы сегодня видим уже превращение вокзалов, автовокзалов и даже некоторых отдельных пока железнодорожных станций в зоны так называемой «транспортной безопасности». Удивительно но наши наблюдения показывают что люди уже просто не протестуют – и кстати вполне понятен расчет тех кто вводил это: несистемный протест невозможен хотя бы в силу того что люди приходят на автовокзалы и станции в условиях очевидного дефицита времени. Кстати когда в 2003 году были введены «стерильные зоны» в аэропортах мы указывали на факторы, которые понижают, а не повышают безопасность полетов при таких обстоятельствах. И в комплексе все эти меры, все эти факторы сужают поле свободы передвижения граждан. Сюда же следует, конечно, добавить и появление заборов в городах, вокруг различных объектов типа судов и мэрий, школ и правительственных зданий, штабов флота и многих других. Фактически в течение 20 лет медленно, но верно сама биологически – социальная потребность человека была поставлена под контроль и ограничена таким образом, что во всех остальных областях человек просто не замечал этого. Хотя надо сказать, что ограничение шло последовательно и во втором важном сегменте. Здесь надо отметить только то, что в Украине последовательности пока не получилось, и поэтому законы 16 января 2014 года решительно оказались отмененными. Но мы переходим от вопроса свободы передвижения и контроля в этом секторе, к вопросу свободы потребления, и ограничений в этом сегменте социально – биологической жизни граждан. Отметим здесь, что сейчас эта опасная тенденция начинает затрагивать и Украину. Отметим, что сегодня конечно ни в одной из западных стран мы не сталкивались с такими проявлениями как «зона» на вокзалах и железнодорожных станциях. Там это конечно место радости, грусти и некоей романтики, но вовсе не тотальной полицейщины с охраной и рентгеновскими аппаратами на входе, и «письмами ФСБ» о «запрете провоза зажигалки». В общем этот процесс очень похож на радиацию: вроде и не видно, но убивает надежно.
А на примере темы с сигаретами и алкоголем, и, несомненно с учетом нашей небольшой дискуссии которую мы ведем с нашим старым знакомым Мироновым мы хотим показать механику действия той же машины по ограничению наших фундаментальных прав в сфере потребления – когда система начинает регулировать уже не только каждый шаг, но и каждый кусок. Расскажем об этом чуть позже. А пока хотелось бы понять, ощутили ли вы что вам за последние двадцать лет на биологическом уровне стало «некуда идти» и это – большая проблема, которая действительно давит?
Высказывайтесь.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE
Tags: 23 февраля, 26 января, smart бунт, Запад, Украина, гопник, гуманизм, кениг и ВП, молодежь, права человека, разоблачая ложь, школа, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments