?

Log in

No account? Create an account

Незаметные заметки

ориентируем, помогаем

Previous Entry Share Flag Next Entry
Мистер Курги: республиканец
imed3

Ведущий. Итак, Сергей Ервандович, как вы отвечаете на главный вопрос программы: выгоден ли России крах республиканской администрации Буша?

Кургинян. Мне кажется, абсолютно невыгоден. Более того, он для нее крайне опасен. Я попытаюсь проаргументировать свою позицию. Дело не в том, любим ли мы Буша, нравится ли нам то, что он делает. Если бы вопрос был задан так, нравится ли нам политика Буша или считаете ли вы, что она отвечает некоторым, так сказать, ценностным ориентациям? Я бы, наверное, сказал нет. Но вы меня спрашиваете, выгодно ли, выгодна ли нам эта политика? А она нам крайне выгодна. Почему? Чего мы можем ждать от американцев? Мы не можем от них ждать того, что они станут нашими друзьями, распахнут нам свои объятия или окажут нам какую-то особую финансовую или политическую помощь. Этого не будет. Что нам важно? Нам важно, чтобы они не вступали с нами в прямой конфликт, т.е. чтобы они находились в конфликте с кем угодно, кроме нас, вот с кем хотят. Они хотят быть в конфликте в Ираке? Пусть будут в Ираке. В Иране? Пусть будут в Иране, ради бога. Это их личное дело. Это первая позиция.Вторая позиция. Нам, конечно, интересно сегодня, какие будут цены на нефть. Не потому что я считаю, что Россия должна сесть на нефтяную иглу, а потому что эти средства пополняют бюджет, в конечном итоге от них зависит наша оборона, наша стабильность и многое другое. При ком цены будут выше? Чем больше американцы будут лезть в ислам, тем выше будут цены на нефть. Сейчас будет нанесен удар по Ирану, иранцы ответят в Ормуздском проливе, цена поднимется до 200 долл. за баррель. Чем нам это плохо?

Ведущий. То есть нам выгодна агрессивная политика американской администрации?

Кургинян. Да. Нам крайне выгодна агрессивная политика американцев.


Дата публикации: 31.01.2007
Все становится на свои места.
Пасьянс сходится.



  • 1
а что я должен увидеть

Смотря что хотите ;)

у вас уже калашников-кучеренко был фарвестовцем. докозательства до сих пор жду. так што ви уж поясняйте что и с чем сходится

А разве вам не дали ответ что все даненые по теме "Кучеренко - фарвест" были на Лефт. ру.
Если вам таки дали то каких вам еще надо доказательства?
Ради троллинга?
Это 100 % мимо.

http://www.youtube.com/watch?v=UrfVVrsOcsY

00:15:00—00:20:09 Яна, готово, сверено, вычитано

Шла эта полемика, такая позиционная, игровая. И внутри нее был главный вопрос о таком господине с фамилией Матюхин. Он был руководителем Центробанка. Причем таким странным руководителем, который готов был выполнить любые приказы Гайдара. А Гайдар был таким опять-таки странным либералом, который отдавал приказы просто на коллапс экономики и взрыв, ни на что другое, только на коллапс экономики и взрыв – речь шла о диком сокращении оборотных средств, при котором никакие предприятия работать не могли, – по причинам, что этого требует МВФ, не нужна инфляция, нужно сократить денежную массу, иначе ничего не будет. Всё. Деньги должны быть дефицитными, и сжать эти оборотные средства так, чтобы заводы остановились. Чего он хотел? Зачем ему нужно было, чтобы заводы остановились, было непонятно. Но он твердо к этому вел, как и Бурбулис, окормляемый, подчеркиваю, Головковым реально. Реальным хозяином, скрытым, этих всех телодвижений был вот этот, конечно, Алексей Головков, который потом и с Лебедем работал, и с другими.

Так все это ехало, и ехала эта машина, но тут, как чертик из табакерки, выпрыгнул арканзасский губернатор-демократ с фамилией Билл Клинтон. При этом Арканзас очевидным образом был такой вотчиной даже не главного Рокфеллера, а Уинтропа Рокфеллера, одного из членов семьи. Клинтон начал безумно быстро набирать обороты. Никто не ждал, что старший Буш не перейдет на второй срок: он же получил тогда один срок – ему нужен был второй, в ноябре 92-го года. Лихорадочность, с которой Клинтон набирал обороты, практически, была гораздо выше по тем временам еще не так развитого пиара и всего… 92-й год – это совсем древняя эпоха. Эпоха первых компьютеров персональных. Они были дефицитом. Я знаю, что вот у меня в центре стоял там, предположим, компьютер, – это было супер! – здоровенная такая чушка, не плоская, а такая, в глубину уходящая такая. Он напоминал старый телевизор. Вот это было супер нечто. Поэтому все эти пиары и все – они были еще в новинку. И как можно было раскручивать тогда Клинтона, никто не понимал, но раскручивался он стремительно.

Все наши двусмысленные ультралибералы страшно хотели Буша и называли Клинтона агентом КГБ, агентом ГРУ, агентом компартии, бог знает кем, страшной силой. Только Буша! А, чувствуя, что как-то почва ускользает из-под ног, американцы торопили реформаторов обеспечить какой-то взрыв, с очень непрозрачными целями, потому что было ясно, что реформаторы сами никак не останутся во главе этого процесса. И тут ключевым вопросом был вопрос об этих оборотных средствах. Нужен был другой глава Центробанка – не Матюхин. Единственным приемлемым кандидатом на этот пост был Геращенко. Началась закулисная борьба за назначение Геращенко главою Центробанка, притом что именно Верховный Совет тогда решал вопрос о Центробанке. В этом была слабая точка ельцинской незрелой, ранней системы – у Верховного Совета было очень много функций.

Короче, Верховный Совет назначил Геращенко. Геращенко тут же напечатал деньги, раздал их по заводам. И вот этот полный коллапс имени какого-нибудь июня, я так думаю, 1992 года, я подчеркиваю, 92-го года, оказался сорван. На одном из закрытых совещаний высшего руководства в октябре 1992 года стоял вопрос о введении диктатуры, запрете компартии, аресте коммунистов и одновременно с этим подавлении ультралиберального крыла. То есть вся скоковская программа, которая вначале должна была быть реализована в июне-июле, в случае сжатия оборотных средств потом должна была быть реализована в октябре.

http://open-eot.su/wiki/Смысл_игры-57


Я помню, что началось! Боже мой, как же это так! Мы же хотели кончить эту промышленность к сентябрю. А она ещё дышит! Этого нельзя допустить! И т.д., и т.п.

А второе, что произошло в этот период – как чертик из табакерки вылез Клинтон. Тот самый Билл Клинтон, который потом правил США два срока. Его на горизонте не было до этого. Он вылез мгновенно. А поскольку он был представителем Демократической партии и политически очень талантливым человеком. Разрушительный, но талант.

Он начал набирать обороты стремительно. Началась дикая паника, потому что все ждали Буша. И всем нужен был тандем Буш-Скоков. И Гайдар только подводил к этому тандему, только этим занимался.

Приход Скокова и отставка Ельцина планировались на начало ноября, 5-6 ноября 1992 года. Но когда началась вся чехарда с Клинтоном… Я помню, как наши демократы, им надо было плясать от радости: не какой-то там республиканец-цереушник, а демократ приходит. Как они выли, что Клинтон – агент КГБ, негодяй… Как они хотели Буша! Потому что всё было подстроено под Буша.

А когда в начале ноября оказалось, что Клинтон выбран, Буш уходит, и одна сборщица средств для Клинтона, по совместительству очень известная американская актриса, напившись в стельку, орала директору ЦРУ Р. Гейтсу:

– Ты, вонючая немецкая свинья, убирайся в свой фатерланд!

Такие там были уровни конфликтов между элитами. И вот когда выбрался Клинтон, то всё изменилось.

Во-первых, Ельцин понял, что он в седле, что он может проводить политику, он – не промежуточная фигура.

Во-вторых, никакого ЧП 6-го ноября не было, оно было отменено. Считалось, что в этот день коммунистов чуть ли не за решетку засадят. Возникнет центристская диктатура. А ничего этого не произошло.

В-третьих, Ельцин начал отодвигать Скокова. Но Скоков-то понимал, что у него все карты на руках. Тогда Ельцин сделал то единственное, что он мог сделать. Он должен был отодвинуть Скокова, но для этого вначале он должен был пожертвовать Гайдаром. И он его выкинул. И договорился с Черномырдиным и всей группой, что за ним стояла.

Но и это не помогло, потому что рейтинговое голосование на пост премьера после отставки Гайдара выиграл Скоков. Тогда Ельцин своей волей вместо Скокова назначил Черномырдина. И тут же создал комиссию Гор-Черномырдин.

Вот с этого момента он оказался в седле по-настоящему. Там уже никаким Гайдаром не пахло. Начался черномырдинский этап, совсем другой, по другим схемам. Американская высокая номенклатура, экономическая и политическая построила интерфейс с высокой советской номенклатурой. Возник новый альянс. Не Скоков-Буш, а Черномырдин-Гор. И этот альянс держался очень устойчиво.

Его пытались скинуть. Первый раз Ельцин запланировал свой переворот, по типу указа 1400, на март. Тогда же он вывел Скокова из Совета безопасности, потому что против переворота выступили против Скоков, Руцкой, Зорькин и Хасбулатов.

Потом возник указ 1400, потом пытались построить отношения не со Скоковым уже, а со Сосковцом. Потом возник Лебедь. И, наконец, к моменту, когда Клинтон ушел в небытие, а пришел Буш, возник Путин.

И в этом некая общая большая игра, малюсеньким элементиком которой был Егор Гайдар. Если рассматривать его в этом контексте (в другом контексте я не могу его рассматривать), то для меня очень оглушительно звучат тоскливые фразы моих собеседников, о которых я говорил выше.

Я не хочу, чтобы это было воспринято буквально, как некая попытка что-то дискредитировать, я пытаюсь размышлять. А люди, которые много знают, понимают, что есть, что добавить к этим размышлениям.

Особую роль ныне покойного Головкова, и вообще внутреннее содержание этой команды, которое отнюдь не сводится к тому, чтобы она декларировала.

Я думаю, что многие могли бы поразмышлять вместе со мной. Многие из тех, кто был рядом с Гайдаром, и в каком-то смысле, на уровне флюидов, знают даже больше, чем я. Но они боятся. А зря.

опа.
вроде вы не тролль.
серьезный человек.
сообщите уже что именно вам интересно.
может быть мы по разному понимаем какие то вещи?

  • 1