November 2nd, 2021

Ростеховская пропаганда: как вычислять?

Мы уже начали с вами начали обсуждать практические последствия всего этого «моргентау» и в том числе реакции пропагандистов прошлого на все эти события, и чем более мы влезаем в тему, тем все более оказывается она как будто «неисчерпаемой». Прямо скажем, как вода на планете, из которой надо делать водород. И вот говоря конечно же конкретно в первую очередь о «россии» мы вполне имеем право рассуждать о ней как об известной «вязанке дров». Жестко? Нисколько. Это вопрос ценностный – люди для нас важны, они имеют значение, а словами мы легко готовы пожертвовать. Для нас важно, чтобы люди жили, и желательно что бы жили хорошо. А это в первую очередь возможно тогда, когда деление не происходит. И надо сказать напрямую: даже в этом качестве она не только будет не нужна, но даже не востребована, ибо сегодня в моду входит понятие «углеродного следа». И что тут способна предложить «россия»? Вопрос что называется – открытый. Нет, надо признать: «ее» официальные лица на словах вполне «встраиваются», вписываются «в тренд», в глобальную повестку. Но в том и дело что нет ни малейшего намека на то что эта самая «россия» готова что-нибудь делать именно «для людей». Пусть даже «своих». И, казалось бы, даже с этой точки зрения уже всем все давно надо понять. Но нет: производить водород может любой, любая страна. И для некоторых это похоже что то напоминающее трагедию. Но разве не следует радоваться? Мы еще в 2011 году рассуждали про «сорняки которые не жалко», и искренне в это верили. Углеводородные диктатуры пытавшиеся навязывать миру свои монопольные цены должны были рухнуть и нам ни сколько не было жалко никаких «кудахве». Мы были и остаемся вполне солидарными с известным «ййййес». Мы то понимаем – о чем идет речь. Может конечно смерти Каддафи, Милошевича и Саддама были даже на наш взгляд не совсем аппетитными – но таковой оказалась цена и человечество ее заплатило. Но в том то и дело что сегодня водород ведет нас в совсем другое время – если нанятые ростехом певцы углеродного следа во всех его формах орут что вот названное выше «смерть России», то нам всегда на это было плевать – нам важнее жизни людей пусть они себя назовут хоть марсианами хоть рептилоидами.
И вот это уже вопрос мировоззренческий и ценностный – мы можем играть в «углеродный след» или не играть в его, но для нас давно и категорически очевидно: если что-то можно делать ВЕЗДЕ при пользе ДЛЯ ВСЕХ то так и следует поступать. Если кто-то, пользуясь монополией на добычу нефти, или удобрений или еще чего-то диктует всем высокую цену – эта монополия должна быть сломлена. Любыми ли средствами? Нет ценой минимальных потерь. Но ведь водородная экономика, которая станет доступной действительно всем вполне способна стать средством для того что бы снизить эту самую цену. Никто не сможет никому ничего «диктовать»? Отлично! Прекрасно. И не зря, разумеется Запойник рассуждает об «эксклюзивности», как об угрозе: кто бы сомневался? Но если мы более или менее иронично готовы относиться к теме «метана и углеродного следа», то понятие инклюзивности (вот тут уж как раз не будет никаких извинений ни по сути ни по семантике текста!) для нас – вообще фундаментально. И вот именно про это следует буквально несколько слов сверх, что называется, обычного. Инклюзивность для нас – когда «все могут всЁ». То есть проще говоря – это равенство возможностей. Когда «у россии» нефть и уголь есть, а, например, у «эстонии» нет – это «несчитово», как сегодня почему-то модным стало говорить. А вот когда и у «эстонии» и у «россии» так сказать «есть водород» - они по-настоящему «на равных условиях». Хорошо ли это? Мы убеждены что несомненно да. Конечно для всего условного ростеха такое ограничение монополизма полностью равносильно его окончательной ликвидации. И поэтому, будьте уверены, все усилия будут направлены на то что бы подорвать зеленую экономику, борьбу с карбоновым следом и водородную энергетику. Это что называется – «к бабке не ходи». Но нет, как говорится и худа без добра: теперь всех штатных (и нештатных) пропагандистов ростеха можно будет более чем легко вычислить. Если кто-то топит против водорода ДЛЯ ВСЕХ – это и есть ростеховский пропагандист. Если кто то выступает за нефть и за газ, стало быть он выступает за танки и за войну. А стало быть – певец ростеха, на зарплате или по зову сердца. Но разве нам это не безразлично?
Порассуждайте.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.