September 1st, 2021

«Das Boot»: можно ли сочувствовать тонущим?

Сегодня мы затронем тему, начатую в ФБ достаточно давно но не получившую там на наш взгляд адекватного продолжения. Поэтому попробуем перенести это обсуждение сюда. Вопрос на наш взгляд куда как более широкий чем просто отдельная советская пропагандистская статейка про конкретный «вражеский» фильм. На наш взгляд за этой публикацией стояло и продолжает оставаться целое и крайне опасное для страны явление. При чем здесь даже трудно сказать сразу – когда это явление было опасней тогда или сегодня. Отметим что как правило вопросы о так называемом «разжигании ненависти» у нас сегодня, как и многое прочее монополизировали разного рода «государственные органы». И сам разговор об этом уже по себе подрывает, нарушает их монополию. И это – позитивный момент данного обсуждения. То есть в этом обсуждении затрагивается вопрос не только отношения к конкретному фильму, к конкретному пропагандистскому материалу времен СССР. Вопрос ставится шире: это вопрос не только даже традиционной «о милости к падшим», тут вопрос и более актуальный про «убей немца», про то кто имеет право и «лицензию» на ненависть в более широком смысле слова и имеет ли право на такую монополию исключительно государство.
События, обсуждаемые в ФБ происходили как следует из текста в начале восьмидесятых годов. Какой-то автор в СССР осуждал создателей фильма за то, что они вызывают сочувствие к тонущей подводной лодке «противника». Но чему нас научили недолгие Девяностые? Надо искать не противников и врагов, а надо искать и находить союзников и партнеров И даже уже в этом контексте поиск точек примирения в чувствах – не реваншизм, а прежде всего обычная человечность. Мы уже затрагивали вопрос об этом, вспоминая как чекисты в период революционных событий говорили известному певцу, что «если будет надо», они ему «и дышать запретят». И ведь надо сказать что это были не просто слова: многих композиторов и певцов, инженеров и рабочих чекисты лишили возможности дышать в самом буквальном значении этого слова. Мы так же говорили, что запрет, например, приютить голодающего во время событий тридцатых годов тоже являлось именно актом расчеловечивания. То есть для нас очевидно – что все что было и в двадцатых с певцом, и в тридцатых с голодающими Украины и других районов СССР, и «убей немца» в сороковых и аналогичная итерация в отношение тонущей подводной лодки в восьмидесятых, являются очевидными проявлением большевистской идеологии и сутью, и содержанием советского государства. Нам очевидно: оно стоит на ненависти. Но что присваивает сегодня себе российские государство? Только ли право определять объекты для ненависти? Нет, мы должны заметить, что это совершено не так: сегодняшнее государство очевидно идет далее. Оно пытается определять кого и кому ненавидеть «позволительно» а кому нет. Странная инверсия? Или это продолжение одной и той же преступной линии? Мы разумеется не смотрим современный «телевизор», но по многим косвенным данным очевидно: натравливание на тех, кого «надо» ненавидеть сегодня происходит в непрерывном режиме. То есть государство монополизирует и «право» ненавидеть, и право определить объекты ненависти и право «запрещать» ненавидеть кого-нибудь «произвольно». И очевидно все это – стороны, и грани одного и того же процесса. Но является ли это каким-то «развитием» или очевидной формой мутации чекистского государства, сложившегося в 1918 году? Мы бы не стали торопиться с выводами. Просто по той простой причине что трудно сегодня будет понять эту историю, не привлекая самые свежие данные о происходящих вокруг событиях. И это разумеется конечно же ситуация с так называемой «вакцинацией». Мы видим: эта практика применяется не только в России. Это происходит сегодня повсеместно – где более остро, где более «бессимптомно». И это означат только одно: кто-то присвоил, узурпировал монополию на человечность. И в свете этого возникает единственный и естественный вопрос: должны ли мы восстановить свое право на нее, и каким образом это сегодня следует делать. Кто сегодня является в этой истории истинно «тонущим», следует ли ему реально сочувствовать и надо ли его в этом «спасать»?
Порассуждайте.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.