July 25th, 2021

Казанский расстрел: против кого?

Ну что ж с учетом того что ни одна из тем опять не оказалась выкупленной на прошлой неделе мы переносим их на следующую. Напомним что наш некоммерческий проект продолжается. Под номером 1 на следующее воскресенье по прежнему остается материал «Управление потоками: когда на дискотеки ходить?» намеки по которому уже обозначены по ссылке (и переходу с нее). Под номером 2 остается материал «Движение «антизабор»: спешим ли радоваться?» намеки по которому обозначены по ссылке (и переходу с нее). Перевода, подтверждающего номер вашего выбора (1 или 2) мы будем ждать до среды следующей недели, сумма его остается прежней – не менее 2 уе (200 рублей). Материал по выбору через ваше слово будет стоить вам не менее 3 уе (300 рублей). Перевода мы ожидаем на веб мани по нашим данным в рублях или долларах с учетом всех наших условий изложенных ранее. При заказе материала под цифрой 1 словом укажите в тексте сообщения значение «единица», или «двойка» если вы заказываете текст под номером 2. Сегодня мы скажем буквально несколько слов относительно показавшейся нам интересной темы связанной с произошедшим недавно расстрелом в Казани, реакцией на него и тем какие именно вопросы все это для нас высвечивает.
Давайте разберем эту историю буквально тезисно. Первое с чего следует начать – это с того факта что «казанского стрелка» как сообщают источники «признали невменяемым». Что это означает с точки зрения знаний, которые есть сегодня у нас? Это означает что забрала его к себе «медицинская мафия». Это, то есть армия, «Ростех». Тут вопросов сразу несколько: у кого «забрали», кто и почему «отдал». А также более глубокие вопросы «зачем» отдали и зачем же приняли. Вопросы ключевые и когда есть понимание отвечать на них проще. И сразу после того как мы поставили эти вопросы – еще один факт который идет вкупе к первому: сразу после известно «расстрела» так называемый «путин» подписал «закон» про то что доступность оружия теперь снизилась. И вот мы конечно тут можем порассуждать как обычно, что закон недопустимый по определению, что он противоправный, что естественно право на оружие принадлежит каждому и должно быть декларировано для него по факту рождения. То есть нарушено все что только можно. Но ради чего нарушения? Кто бенефициар этого закона, а если такого найти нельзя то, кто хотя бы от этого закона пострадавший?
Понятно, что пострадает молодежь от 18 (по ранее действовавшим в России правилам) до 21 года которая не связана с армией и прочими «структурами». Понятно что потерпевшим в данной истории стал здравый смысл, когда некоторые начали орать что школы надо «оградить еще большим забором». А кто еще? А еще разумеется структуры «Ростеха» всякие концерны «Калашниковы». То есть даже по нашим «правилам», которые мы бы хотели ввести в прекрасной России будущего право на производство оружия должно быть не у монополий, а у частных лиц. Значит сам по себе в этой так сказать своей итерации закон вовсе «не плох». И вот еще один важный момент: напомним кто сейчас контролирует оружие. Это, казалось бы, странным, но почему-то «росгвардия». Но мы то понимаем, что вместе с полицией – это «церковная» структура. И мы внезапно в этом «кейсе» видим реальные механизмы структуры «сдержек и противовесов» сторон в российской действительности. Церковь контролирует армию через «ростех» при помощи гвардии. И вот еще один тоже момент, который касается ответа на первый вопрос: вы ведь знаете, что рисуют заключенные на себе в напоминание о каждом из лет тюремного срока? «Купола». То есть вполне себе церковная символика. То есть отвечая на вопросы заданные выше о борьбе в отношение «личности стрелка» победили «врачи» («психиатрия») которые находятся в связке с «ростехом» и армией. А церковно – тюремная система этого персонажа, получается потеряла. И возникают дополнительные вопросы: какая из групп за персонажем стояла, какая и каким образом результатами акции воспользовалась? Мы полагаем что за стрелком стояли условные «исламисты». А что думаете по этому поводу вы?
Расскажите.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.