September 25th, 2020

С русским знаменем: сколько протянут?

Никогда ничего не желая никому плохого, по меньшей мере из тех кто не совершил необходимого для этого, мы стоим перед достаточно сложной темой. Однако факты сегодня говорят о том что многих из активных сторонников «русского мира» уж нет. И возникает вопрос – далече ли другие? Тем более что мы сами, в какой то степени приложили руку к тому, что бы расставить в вопросе о существовании этого самого «мира» некоторых «точек». Причем зависимо или нет от нашего желания кое для кого эти точки в реальности оказались действительно последними. Совпадение? Нам бы хотелось считать это именно им, однако из нашего списка персон, опубликованного именно в контексте «русского» тоста Сталина мы увидели явную, извините за цинизм «негативную динамику». Ну и по «другим официальным лицам» тоже. Невелика потеря.
Каждый, кто пожелает увидеть и убедиться в этом самостоятельно обратит внимание на то что из нижнего ряда на старых позициях остались лишь Дугин и Галковский. Монархизм Белковского - явление более высокого порядка но и он тоже терпит одно поражение за одним. При этом если ДЕГ практически перестал воевать за «русский мир» то Дугин продолжил донкихотствовать. Не так давно он в частности заявил что русский мир был, есть и будет. Но нынешний политический строй в России его по-настоящему защищать не собирается и не может. - Скорбит бывший главный редактор телеканала "Царьград-ТВ", философ Александр Дугин. - То, что мы видим в Беларуси, это позор не Лукашенко, а России. Провал нашей политики по интеграции Евразии. Позорный крах Союзного государства. А это была отличная инициатива. Путин назначил заниматься этим минимально пригодных для такой цели людей (как, впрочем, почти везде - быть может, кроме армии). Но то, что не с нами, то против нас. Это совершенно очевидно. И продолжил: надо лишь пожертвовать прежде всего мечтой о русском мире, социальной справедливостью, любыми идеалами, честностью, здоровьем, остатками человечности (переход к цифровизации), культурой, образованием, то есть почти всем. Это он путину приписывает свои идеи о «жертвенности». И тут возникает справедливый вопрос: если вы такие любители чем то жертвовать – то о чем, как говорится речь? У каждого из нас есть самый главный актив, главное достояние – мы сами. Почему бы господам русским националистам не призывать а исполнить?
Но вопрос естественно шире какого то там «русского мира» и даже отдельных персон которые его хотели бы построить (еще раз подчеркнув что с января текущего года от этой идеи в той или иной мере из заявленных нами персон по тем или иным основаниям отказались практически все): а что бы мы хотели взамен их мечтаниям о этом самом мире? И отрицают ли прогресс и движение к Будущему. Впрочем, по большому счету сам проект был изначально мертворожденным - ничего иного как тлен и смерть своим адептам принести не мог. И хотя конечно сложиться могло по разному не даром утверждают что история «не имеет сослагательного наклонения». Итак, по большому счету мы никому не желаем ничего плохого, мы не наслаждаемся никакой «русофобией», не болеем ей, мы просто отказываем в признании так называемой русскости как проекту. В обратном нас убедить ни за последний год, ни за больший период времени пока так никто и не смог. И строго наоборот – череда поражений лидеров этого самого проекта говорит о том что этот сталинский «тост» был изначально токсичен. И что бы этот проект хоронил как можно меньше людей пришла просто похоронить уже именно его сам. Будет ли похоронен поднявший заново знамя русскости Дугин – это вопрос своего или быть может ближайшего времени. Завершить же данный обзор можно, кстати, любопытным замечанием другого «русского националиста» передающего это «знамя» прямо по назначению. По слухам – хомякам и бурундукам. А жертвы? Все в общем то – в духе новой конституции РФ. Ведь товарищ Сталин тост за русский народ произносил на фоне заявлений про то что бабы еще нарожают. Имелось ввиду – еще немножечко русских. Разве нет?
Выскажитесь.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.