September 19th, 2020

Беларусь: max RT?

Мы неплохо помним украинское «триединство»: армия, вера, язык. Очень сильно, разумно, логично. Но необходимо так же понимать: каким именно образом реализуются те или иные цели. Не является ли это вымощенной в ад дорогой. Благие намерения несомненно всегда лучше намерений негативных. Но всегда возникает, должен, обязан возникать вопрос об инструментах их реализации. Армия – ради чего? Вера – во что? Язык – какой именно? В Украине ответы на эти вопросы ищут что называется «без сопливых». И надо подчеркнуть – что разумно, конечно же поступают: вопросы деликатные, тонкие. Это необходимо понимать. Но хорошие ли результаты получаются в Украине сегодня? Кому и какие уроки можно извлекать из шести лет этого немалого и в целом несомненно правильного пути? Ответ сегодня, разумеется - на поверхности: перед ровно теми же самыми вопросами уже встает Беларусь.
И снова приходится делать фундаментальную оговорку. Если команда нашего блога на 51 % управляется из Киева, и лишь на 49 % из России, то уже на стадии формирования беларуский сегмент Администрации, к сожалению «провалился». Хотя задумывался проект именно как имеющий свое управление не только из России и Украины, но и из Минска тоже. Но что уж получилось – то и получилось. И именно поэтому нам сегодня достаточно сложно в адрес Беларуси давать какие то советы. Так что то, что будет сказано ниже – не «советы» а некие рассуждения, если хотите в формате довольно нам не свойственного «эссе».
Итак про Украину мы уже говорили что конечно с армией у них все получилось замечательно. Армия сыграла колоссальную роль в формировании украинской независимости. Это, несомненно, и не подлежит сегодня какому-нибудь обсуждению. С языком в целом идет неплохо, хотя на наш взгляд есть к элементам процесса ряд сложных вопросов, а вот с верой они как минимум отчасти промахнулись. Да автокефалия церкви – вопрос фундаментально важный, без всяких тут споров, но взять на вооружение именно веру в бога – идея, мягко говоря «так себе». А вот постановка во главу угла идеи прав человека смотрелась бы намного лучше. И в этом сегменте у Беларуси сегодня есть весьма, что называется сильные позиции. Причем по двум составляющим вопроса. Отметим что впервые главой беларуской православной церкви стал беларус, и во вторых мощное требование гражданского общества о смене власти сегодня основано на двух ключевых постулатах – честных выборов и конечно же прекращения разного рода полицейского насилия. То есть запрос на гуманитарную, и даже гуманистическую повестку в беларуском обществе невероятно силен. Итак, с верой – хоть в бога хоть в права человека у Беларуси сегодня стартовые позиции неплохие. Армия в целом тоже наверняка окажется на высоте когда начнется реальное национальное движение. Вопрос с нашей точки зрения может сегодня упираться, к сожалению, исключительно в «мову».
И вот здесь хотелось бы сказать буквально пару слов о том, как развитие страны могло бы сопровождаться реализацией стратегии в этом вопросе. Даже для языка российского мы уже с 2012 года предлагаем решение. Его же мы предлагали и Украине. Но там есть, очевидно свои так скажем «особенности». Дело в том, что в отличие от языка беларуского в украинском имеются некоторые элементы обычной латиницы – скажем та самая «и с точкой». Что необходимо языку российскому как минимум в качестве перехода к латинице? Хотя бы для начала навсегда отказаться от точек над «е». И вот у Украины такой проблемы нет. А переход на латиницу Беларуси мог бы быть значительным шагом вперед. К счастью вопрос о том что в государственным языком в Беларуси должен быть естественно беларуский – уже ставится пусть пока и на уровне неофициальных «пробросов» представителей оппозиционных кругов. Беларусь – часть Европы, и значительная сила в проекте Великого Княжества Литовского. И нам доподлинно известно что Литва, Латвия, Эстония – все эти страны сегодня уже восстановили свою письменность. Беларуси всего лишь можно сделать ответственный шаг. Сумеют?
Скажите.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.