November 11th, 2019

Хроника пикирующего… Норга: сможем ли защитить… капитализм?

Защитить капитализм? Еще четверть века назад многим, наверное, подобный вопрос показался бы странным сам по себе. Сегодня же, когда путинские пропагандоны в очередной раз вещают про «беспорядки», ясно: народ прогоняет или уже прогнал какую-нибудь очередную левацкую сволочь надоевшую <своим> порядком – Асада, Януковича, Саргсяна, аль - Башира или вот последние новости – Моралеса. То есть – еще один «довставался с колен», «доборолся с Америкой». Это конечно еще один звоночек о токсичности Путина – не многим из тех, с кем он фотографируется пришлось уйти по добру по здорову. Как минимум по сказке Филатова про «лондоны – парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже». Из тех, кого «не теряя времени принимает царь посла людоедского племени». Мы понимаем, что «дела уж совсем худы, раз дошло до такой беды». И не забываем про образцовый порядок Майдана, не забыли про то как даже без жертв пала преступная засидевшаяся власть в Армении, как ушел тот же аль – Башир, свежа память об устроенных карателями беспорядках в Москве. И как не хочет уходить Асад, как не хочет уходить Мадуро… Понятно, что асады и путины готовы бомбить Алеппо и Воронеж, и все же мы видим в целом вполне однозначную картину: когда народ что-то решает его решимость все побеждает. И плевать он желает на «священное право» государства на монопольное насилие, народ, когда и, если захочет вполне может и способен им подтереться. Тем более как мы уже достаточно ясно показали - и нет никакого такого «священного права» у государства. И быть не может. Практически во всех известных нам случаях народ вышедший на свои массовые порядки оказывается несомненно сильнее. И вся эта «лирика» путинских эмиссаров что в Киеве, что вот сегодня у друга Эво – оказывается вместе с ее хозяевами: в Ростове, а то и дальше, на мусорной свалке, где и ими выдуманным словечкам и место. Вот и выдуманные путинскими пропагандонами слова вроде «антисоветчик» или «русофоб» для нас абсолютно ничтожны, не имеют никакой лексической силы, никакого практического значения, смысла, сути. В то же время «левак» и «путиноид», «путинист» слова для нас, и мы хотели бы надеяться, что и для нашей аудитории тоже – совершенно понятные, с абсолютно прозрачным лексическим, да и практическим тоже конечно же смыслом. Путинист и левый для нас это тот, кто хочет больше государства и меньше капитализма. Ну это конечно в самом общем понимании этих терминов. Когда в стране появляются недопустимые законы – они капля за каплей вытесняют капитализм. Больше таких «законов» – меньше капитализма, меньше капитализма – хуже живем. Мы тоже умеем в «капитализОм – щастье, заебись». То есть проще говоря изменения в России конечно возможны и если люди выйдут на улицу правительство падет в три дня, как мы это видели в Августе 1991 года в Москве, но куда будет направлен вектор после этого? Ведь это как мы понимаем вопрос совершенно не праздный.
Не красного словца ради скажем: капитализм начал вводиться у нас при Горбачеве и Ельцине, либерализация цен по Гайдару в 1992 году НА САМОМ ДЕЛЕ наполнила полки магазинов, стали появляться товары не просто дефицитные ранее, а вообще любые. Открывались новые магазины, экономика разворачивалась, купить стало можно не только все – но и практически всегда, примерно к 1999 году на каждые пять - шесть тысяч жителей было по круглосуточному магазину – ночнику. А ведь еще году в 1988, то есть всего лет за 11 до этого промтоварные магазины закрывались в 20.00 (а то и в 18.00), продуктовые в 21.00, а единственный на весь город хлебный отдел «дежурного гастронома» - в 22.00. Кстати, не купить хлеба даже в продуктовых магазинах можно было уже в 20.00, в 19.00, порой даже в 18.00 хлеба в магазинах (кроме специальных хлебных) уже не было никакого. Про ассортимент можно грустно промолчать. И надо заметить, что эти строки пишутся не «по рассказам» а на основании собственного «ногами» приобретенного опыта. Так что капитализм – действительно счастье. Только вот где оно сейчас? По мнению Роджерса который ссылается на доступные ему источники государством в стране монополизировано уже более 70 % всей экономики. За узурпацией власти неизбежно следует монополизация и экономики, как мы видим. Для того и зачищается до зеркального блеска политическое поле, чтобы после этого приниматься курочить недопустимыми законами невозможными в нормальной политической среде уже и экономику, которая остается без своего «защитного слоя». Ведь что такое экономика в руках государства? Это все новые и новые недопустимые законы. А что такое сужение экономической базы капитализма? Это расширение управленческих и хозяйственных форм и методов экстенсивного развития. И между прочим – это же самое и «крымнаш», и покушение на соседние страны в политике внешней. И чем меньше капитализма, тем больше экстенсивности, тем больший «накат» на свободу торговли – запрет продавать алкоголь по времени расширяется, цены на сигареты регулируются, контроль онлайн – кассами повсеместный, и мы видим, как сокращается количество ночников, а цены в оставшихся растут до небес, мы видим все больше расписаний работы магазинов: до 2.00, до 23.00, до 21.00, до 20.00. Время с сокращением пространства для капитализма как будто бы идет вспять. Выйдете как-нибудь ночью на улицу. Если в каком-нибудь году 1995 и в 12 и в 2 часа и в 3 часа ночи на улицах было достаточно (для ночного времени) ну если не сказать «оживленно», то уж людно как факт. А сейчас ночью город как будто бы вымирает. Ну во всяком случае обычный российский город. Может в Москве или Питере что-то несколько иначе. Хотя вряд ли. А ведь экстенсивный путь развития — это еще и санкции за тот же Крымнаш, за агрессию против Украины. А это снова сжимает круг сокращая экономический потенциал народа. Если посчитать сколько времени потеряла экономика только от одних сокращений часов работы магазинов, эти убытки, наверное, будет выражаться многозначными цифрами. И кстати здесь важно заметить: ведь если закон 86 2001 года «запрещает» продажу сигарет «подросткам» - то дальше можно «запрещать» продажу им же газировки, но потом на основании прецедента можно запрещать, например, «продажу лекарств старикам». Или молока – беременным женщинам. Прецедент существует, кто мешает левакам «законно» действовать дальше в том же направлении? Нам понятно, что это покушение на свободу торговли, но многие говорят – вот подростки… Ладно с подростками тема может показаться кому-то провокационной, но все тот же закон «запрещает» продажу сигарет поштучно. А ведь это создание очередного прецедента: формирование механизма запрета «формы и (или) СПОСОБА торговли». А это значит, что очередной левак у власти может попробовать «запретить», например, продажу «в разлив» того же кваса. Или молока. Или сосисок в вакуумной упаковке. Почему именно в ней? А не спрашивайте! Кстати в советское время вы могли купить в обычном продуктовом магазине вразвес, например, сметану. Разбавленную молоком, понятное дело, но все же. Было такое право у магазина – была и возможность у покупателя. Да в заводской упаковке – УДОБНЕЙ. Но именно поэтому от продажи сметаны «из фляги» после краха СССР и отказались. Не из-за «запрета». Но на основе прецедента закона 86 2001 года, можно уже «запретить», например, и «торговлю вразнос», или что-то такое еще, аналогичное, фантазия у нас буйная, но уж не станем подсказывать им – они конечно сами догадаются, но хоть что бы не сразу. То есть именно «запретить» а не позволить «рыночку порешать», отрегулировать экономическими методами.
И вот во всей этой «красивой» ситуации циклического уже в течение почти десятилетия (попытка хапнуть Крым и Украину это разумеется следствие узурпации власти а за ней и монополизации экономики) сжатия экономики в результате сокращения капитализма, вызванного появлением новых и новых, запретительных путинских «законов», которые в свою очередь вызваны все большим и большим вторжением государства в рыночную сферу своими монополистическими действиями, появляется человек, который в появлении новых репрессивных законов видит… проявление капитализма! То есть не путин и его власть с его «законами» стремительно сокращающими поле для реализации преимуществ капитализма виноваты, а капитализм. Не зря «нордический» левак Норг хвастается связями в военной прокуратуре: у него типичная ментовская «теория виктимности». То есть виноват капитализм, который уже 20 лет убивает левацкая чекистско – коммунистическая путинская мафия, а не та самая означенная мафия, которая его своими запретительными со всех сторон законами убивает. «А ты не гуляй полуголая по улице ночью». У Норга «виновата жертва». Парадокс, абсурд. Причем как раз-таки за законы он выступает самые дичайшие: арест «за собачку», «запрет сабвуфера» и возвращение смертной казни, фактическая демобилизация общественного мнения против очередного запретительного закона по теме не только курения но даже и свеч, бенгальских огней дома, и прочий «штраф за брошенный окурок». То есть в деле запретов – он сторонник худших как раз законов западного общества, где капитализма много, а подобных законов – мало. «Брать на Западе худшее» - девиз всех путинистов. И Норга. Ведь еще раз: чем больше законов, особенно запретительных – тем меньше капитализма. То есть в этом он как раз последователен и логичен. Однако выставляет себя (и мы это уже показали) некоей фрондой к путинскому режиму, который занимается ровно тем же самым – убивает капитализм. Так это разве фронда, разве оппозиция? Наоборот – это развитие идей путинизма. То есть надо подчеркнуть еще раз и особенно, отдельно: поменять власть достаточно легко, но этого – крайне мало. Очень важно не поменять путинское шило на мыло какого-нибудь Норга, Навального, Варниха. Украина, Армения, Боливия, справились, а способны ли справиться мы?
Подскажите.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.