?

Log in

No account? Create an account

Незаметные заметки

ориентируем, помогаем

Безответственность: жизнь в надрыве?
imed3
Превед, учаснег, ибо как полагает наш друг: мера ответственности распределяется среди, скажем так, держателями акций...аля третьи лица, соответственно дележ идет крох от барского стола, где эти крохи не принадлежат участникам. И как говорится – можно отмерять мерой что меряется тебе, а можно подходить по-другому. Ведь собственно с нашей точки зрения именно ответственность – есть непреложно обратная сторона свободы. И как только мы начинаем рассуждение о том каким образом отмерять уровень насилия, допустимый в руках государства мы неизбежно приходим к обсуждению вопроса о мере свободы, а стало быть и ответственности.
А с чего кстати начинается ответственная власть? Мало кто, наверное, поймет то что сейчас будет сказано, но как ни странно любая ответственная власть начинается с могильного холмика с именем и датами жизни и смерти похороненного после тюрьмы террориста, маньяка, любого другого преступника. И это положение об ответственности власти кому-то, наверное, требуется пояснить. Что ж, так и поступим. Егор Седов уже высказал свою точку зрения о том, что налоги на «сидящих в тюрьме до конца жизни смертников» - это форма оплаты важной страховки: страховки от судебной ошибки в первую очередь. Причем платит каждый сам за себя: если не убили его «за дело», то может быть не убьют и тебя «ни за что». А то что «ни за что» сегодня уже становится нормой судебной практики – видит каждый. Общество к сожалению, еще недостаточно сильно что бы отбивать ВСЕХ, а не только «я-мы». И вот как раз в этих пунктах скрывается ответ, на вопрос, который мы поставили: почему каждый должен иметь право на свою могилу, а особенно и тем более любой, кто закончил свою жизнь в пожизненном заключении.
Нам рассказывают, что дескать к могиле «известного террориста» придут люди поклонятся ему и… Кстати, «и» тогда – что? Появятся новые террористы? Потому что кто-то увидел чью то могилу пусть даже легендарную? Это разумеется даже не абсурд. Но есть другой вопрос – ответственная власть не боится посмертной славы. Ни террориста, ни экстремиста, ни своей, собственной, вот что важно. И если кто то после смерти грозит государству – немедленно возникает вопрос: а все ли с таким государством в порядке? Если да – то захоронение, могила, должна быть у любого «штауфенберга». Тем более мы же видим, как со временем меняются сами оценки даже официальных властей в отношение одних и тех же людей.
Могила, посмертный холмик умершего в пожизненном заключении – не просто мера ответственности. Это еще и мера свободы самого общества. Если оно живет по принципу «пан или пропал», то конечно рано или поздно такое общество погибает. Но погибает только несвободное общество, неспособное искать каждый раз новые решения для актуальных на сегодняшний день вызовов. А, следовательно, не может такое общество и быть ответственным. Но не имея ясно осознаваемой ответственности общество постоянно вынуждено жить в надрыве «экстремальных ситуаций». В таком обществе появляются различные «триллемы о террористах», где надо выбирать уже не из двух, а трех заведомо плохих вариантах. И каждый новый шаг — это напряжение только повышает: выставление охраны требует установки камер, это в свою очередь требует установки сканера, установка сканера, требует установки забора, и так до бесконечности, спираль закручивается и затягивается, пока не прорывается какой-нибудь катастрофой.
Действовать по принципу «пан или пропал» приходится там, где нет ни выбора, ни свободы и ни ответственности. Но мы говорим о том что надо беречь прежде всего людей. Это – ответственный подход. А стало быть подход, оборотной стороной и будет искомая нами свобода. Имеем ли мы право этой ответственностью пренебречь?
Выскажитесь.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.