?

Log in

No account? Create an account

Незаметные заметки

ориентируем, помогаем

Тайны больше не нужны: будет ли парламент контролировать президентов… везде?
imed3
Всегда любопытно смотреть как врет, изворачивается и выдает черное за белое путинская пропаганда. Как, даже выступая против путинского режима говорят в его абсолютную поддержку по принципиальным вещам. Вот, например, вопрос о так называемой государственной тайне (которой с нашей точки зрения быть вообще не должно, как и очень многих других) который, казалось бы, никак не обсуждается в РФ. Но он явно подразумевается. Потому что за ним стоят более широкие вопросы, в том числе и вопрос о реализации права на власть. И поэтому мы сначала приведем одно высказывание негодяя и ублюдка, желающего продолжения путинского банкета в Украине, и перешедшего к антипутинизму за недостаточную активность такого банкета Анатолия Несмияна, ака Эль Мюрид. Цитата сравнительно небольшая поэтому приводим ее полностью. Он пишет что исчезновение конфиденциальности переговоров между политиками приведет лишь к тому, что в обычной обстановке настоящие тайны будут доверены институту курьеров, которые начнут челночить между столицами, но это же приведет к реальной катастрофе в случае возникновения настоящего острого кризиса, когда нужно будет решать вопросы на высшем уровне, причем в режиме реального времени. Если существует риск обнародования тех или иных подробностей срочных консультаций в момент опасности, политики будут вынуждены учитывать мнение третьего невидимого собеседника "из будущего", а значит - принять неверное решение. И насколько нам известно огромное количество абсолютно путинских же пропагандистов высказывались в том духе, что вот американский конгресс и сенат получат доступ к переговорам путина и трампа и это «ужас, ужас» и полный ай – ай – ай. А нам их ужимки, скачки и прыжки непонятны абсолютно. Ибо категорически непонятен предмет.
Конгресс США – это американский парламент. Работа, забота, обязанность, долг, называйте как нравится, парламента – контролировать президента. Спрашивать с него. Требовать ответа. Это две руки одного и того же народа: парламент не может быть частью президента, как и наоборот, как одна рука не может прорастать в другую. Нет, в принципе, наверное, может, но мы называем это, наверное, каким-то уродством, не так ли? И здесь как мы уже и отметили существует не один, как пытаются показать пропагандисты, а именно что два аспекта. И первый получается «прикрывает второй». Первый, тот про который как по команде завыли пропагандоны состоит в том, что тайн больше не будет. И действительно: что знают двое, то знает и свинья. То есть все что будет известно членам даже соответствующих секретных комитетов парламента тайной называть будет невозможно. Но ее и не должно быть! Никаких государственных тайн быть не должно. Но это такой «общий» подход, который при том же является нашей личной, частной максимой.
Правильны ли в этом контексте действия конгрессменов? Прав ли Мюрид? Действия конгрессменов мы считаем правильными. Любое расшатывание института так называемой гостайны идет на пользу обществу. А парламент – институт политический, а стало быть общественный. Мюрид утверждает, что учет политиков мнения «третьего лица» приведет к тому что бы «принять неверное решение». Но в том то и дело, что как раз-таки наоборот! Чем большее число компетентных и ответственных лиц сможет осуществлять коррекцию решения, тем более оно окажется обоснованным, тем меньшему числу рисков подверженным, тем от большего числа ошибок застрахованным!
Это к вопросу об устойчивости и фундаментальности той политики, которую своими эскападами пытается расшатать трамп. Понятно, что политика – это предсказуемость. И такой общественный политический парламентский контроль эту устойчивость лишь повышает. Так что в этом контексте локализация всех и всяческих тайн идет только на пользу. И минюст, разрешив слушать переговоры Трампа и Зеленского совершенно однозначно создал юридический прецедент того что разговоры всех президентов с другими президентами в дальнейшем могут становиться предметом обсуждения в парламенте. Для нас это очень хороший сигнал. Но что это за сигнал для путинской власти, построенной на тотальной лжи?
То есть вы понимаете? Все путинские пропагандисты и тайные, и явные и лицемерные и не особенно кинулись внезапно защищать… а собственно, что? Президента США выбирает народ? Безусловно. Имеет право избранник иметь тайну от своего избирателя? Естественно, что не имеет он такого права. А Конгресс и Сенат избирает кто? Тот же самый народ США, все верно? Значит какие могут быть не просто тайны, а обсуждения вопросов о тайнах? Кто может иметь тайны от конгресса? Президент? Мы то отлично понимаем – президент никакой не царь, и табуретка его – не трон. Это просто смешно. И еще раз отметим, и подчеркнем все же главное: проблема даже не в том что где то там подорвалась какая то «секретность», бог с ней. Они боятся за так называемую «сакральность власти», ведь про то что в Штатах парламент контролирует президента рассказывать придется даже путинской пропаганде. А представьте себе народонастроения, если люди начнут такие вопросы задавать: они могут, а мы что, рыжие? И будет формировать соответствующий запрос: на контроль для начала парламентский. Ну и далее – это ведь даже купировать практически невозможно, не то что бы останавливать. Причем позиция Мюрида любопытна еще и тем, что вот про согласие на войну российского сената он рассуждает именно так как американцы, рассуждают о праве конгресса требовать распечатки телефонных переговоров президента. А почему собственно нет? На каком основании? Президент США не подконтролен американскому же парламенту? Это такой же абсурд как думать что власть создана не для реагирования на заброс активистки с синдромом аспергера а на то что бы например охерачить ее дубиналом. Это не власть тогда, а гопники, простые бандиты, и не более того. Власть – она не для этого. Власть что бы слушать и слышать, а не срока фабриковать. И быть подконтрольной: парламенту, обществу, всем. Если люди решили, что камеры слежения должны быть убраны, значит они и есть источник этой самой власти. И отвечают за это решение. Так и президент хоть в России, хоть в Гондурасе – обязан отвечать за любое сказанное им слово. Особенно в международных переговорах. А поэтому – никакой тайны. Минюст США с нами согласился. Или ответственность не является обратной стороной свободы?
Порассуждайте.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.