?

Log in

No account? Create an account

Незаметные заметки

ориентируем, помогаем

Многие из «гусевской бригады»: что на конце цепочки случайностей?
imed3
Мало, наверное, кто согласиться с тем что смерть детей, мальчиков молодых и девочек, не есть печально. Особенно конечно сильные чувства испытываем мы, когда слышим о смерти детей более или менее несомненно талантливых, во всяком случае нас так приучили – что эти пишущие стихи, играющие на скрипочках цветы жизни – нам наиболее жалко. Хотя спору нет, и смерть любого ПТУшника – будущего сварщика или фрезеровщика в силу его раннего возраста и юных лет не менее на самом то деле огорчительна. И уж тем сильнее сжимаются наши сердца, когда мы слышим о тех, кто ушел навсегда, имея фамилию, которую мы знаем. Не то что бы такие люди чем-то особенно нам дороги, но все же когда звучит знакомая фамилия в чужом некрологе, это всегда как-то особо печально. А раз так то мы никак не могли пропустить новость про смерть в славном городе – герое Лондоне Кати с такой знакомой многим из нас фамилией Цуканова. Эта новость пришла к нам недавно – 12 июля. Кто бы спорил, всякие «запрещенные вещества» (в россии, например, достаточно давно «запрещены» такие ужасно страшные и опасные «вещества», как пармезан и хамон, персики и утятина, но как мы точно знаем не запрещены пивные напитки и молоко из талька) ужасны. Безутешный отец Игорь рассказывает нам про хорошую девочку, которая, наверное, поступала не очень хорошо. Так бывает, но это не могло не включить в нас чувство здорового цинизма и не потребовать поставить немало вопросов.
Понятно, что наркотики «зло» - не сильно более ужасное чем вода озера Шенфлиз в Кениге, которая тоже нередко уносит чьи-то жизни. Крайне страшным злом разумеется следует назвать и автомобили (впрочем, как минимум часть прогрессивного человечества продвинулось на этом пути достаточно далеко уже «признав» автомобиль «источником повышенной опасности»), и вряд ли они менее ужасны чем хамон, пармезан, наркотики или другие «запрещенные» кем-то в угоду своим комплексам «вещества». Но вот беда – человек совсем не юный по официальной информации скончавшийся в этом же году, 25 марта на тридцать втором году жизни совсем не вызывает той же светлой печали как сообщения о смертях подростков, людей совсем молодых, юных, ушедших в расцвете лет. Да и причины смерти не взывают рассуждений, тем более о них ничего и не сказано: может «запрещенная» машина его сбила, а может вещества «повышенной опасности» стали тому виной. То есть ни возраст, но способ ухода из жизни не трогают наши черствые души (да и не сказано о нем, о способе ухода из жизни ничего в официальном сообщении: может в озере утонул, а может «запрещенного» пармезана обглотался) да и не скрипач он совсем, и даже неизвестный. Но вот фамилия человека и то чем он занимался – весьма любопытны. А когда мы видим что-то однажды мы ничего не говорим, увидев нечто дважды сразу вспоминается киселевское: совпадение, не думаю.
И вот согласитесь: в один год, да еще в двух городах – и тоже героях, внезапно умирают не такие уж и пожилые люди. При этом один из этих людей – сын губернатора и полпреда Цуканова, а другая – как говорилось в известном анекдоте «и вовсе мы не однофамильцы». А то что фамилия Цуканов – не такая уж частая с нами, наверное, спорить никто не будет. А узнав что смерть Юрия (по польски это имя будет звучать, если вы не забыли Ежи – он же Егорий, Георгий) в городе герое Москве происходит в один и тот же год со смертью другой Цукановой и случившейся в другом городе – герое, великом Лондон – граде посмотришь на все доступные и известные факты в новом свете. И никуда от этого не денешься.
А дело в том, что другой город, совсем не герой, маленький заштатный городишко Гусев давно не давал нам покоя. Не давал, наверное, еще с тех пор как взошла звезда Фила – Владимира Вдовиченко. А спустя буквально несколько лет, сменив на этом посту Георгия Бооса губернатором области внезапно становится тоже выходец из этого города Николай Цуканов. И мы всегда недоумевали – неужто очередной «парень непростой судьбы». Ну НЕ БЫВАЕТ в нашем подлунном мире такого что бы появление на региональном, а потом и федеральном небосклоне звезды уровня Николая Цуканова происходило «просто так», как говорилось в советских характеристиках «из сварщиков». И вот что мы сумели установить, бросив на ситуацию с двумя смертями достаточно беглый взгляд: якобы Георгий Боос лично присутствовал на свадьбе Николая Цуканова в 2010 году как свидетель. Но даже если сведения неверны или ошибочно интерпретированы (мало ли чего не скажешь в запале справедливой критики первого лица области) несомненно другое: этих двух людей связывает «дело медтехники». Как известно Боос запомнился жителям региона в частности скандалом с томографом, а биография Цуканова и вот как выясняется его недавно скончавшегося сына тесно связана именно с тем же самым вопросом. И это намного более весомая связь чем «был или не был свидетелем свадьбы». Но это «нитка» - лишь в «одну» пока что сторону. В «другую» эта нитка ведет к арестованному недавно еще одному помощнику полпреда президента в Екатеринбурге Цуканова имевшего по данным ФСБ польское то ли гражданство, то ли что-то такое еще.
Ничего ужасного в инкриминируемом ему факте двойного гражданства конечно нет и не может быть, нет ничего ужасного и в передаче любой «информации» с какого-нибудь там путинского «совета» так называемой «безопасности» - свобода информации дело достаточно разумное, логичное, очевидное. Но вот любопытно – когда мы говорим Гусев, мы немедленно вспоминаем и Голдап. И иначе быль просто не может – это пограничный переход из России в Польшу. И тут значение собственно города начинает интересным образом «приоткрываться», ибо, суммируя факты мы видим – умерший сын Цуканова не был только главой московской фирмы по медицинской технике. Боос не только засветился именно в скандале с именно медицинской техникой. Но ведь сын Цуканова как мы увидели еще и помощником отца был на посту губернатора. И вот одного помощника судят «за то, что он поляк», а второй помощник – пусть и бывший умирает, не дожив и до сорока. Медицина у них что ли плохая? Ну то есть как выражается все тот же Роджерс: «сплошь и рядом это «мутится» для скорейшего получения прибыли с минимальными вложениями, поэтому ремонт делается минимальный, из самых дешёвых материалов, закупается оборудование попроще и так далее». Простейший, так сказать томограф, за простейшие же миллиарды. Аж дело пришлось возбуждать. Уголовное. Но это не чиновник Цуканов и чиновница министр Клюйкова – это ужасный частник и глава фирмы Цуканов конечно же виноват. Больше некому. «Эффективное» государство. Нет слов.
И между прочим – разве хорошая в России медицина? Или – фиктивная? (Кстати про врачебную мафию мы рассказывали в начале 2013 года, когда публиковали материалы расследования по введению закона 18 + по сигаретам). Ну нет, серьезно – стоматология дело хорошее, но там вроде бы людей пока что еще не убивают. А вот недавно … Нет, стоп, а почему недавно? Нет ли в этом какой-нибудь связи? Ведь прям какой-то черт побери 37 год в отдельно взятой области получается. И даже точней говоря – холодное лето 53. Ну то есть, смотрите: сначала в Москве умирает директор компании по медоборудованию Цуканов, в Лондоне от «запрещенных» веществ умирает молодая скрипачка Цуканова, потом почти сразу после этого арестовывают помощника человека из города, имя которого прочно ассоциируется с польским Голдапом за то, что его давний и постоянный помощник поляк, и тут же вам – дело врачей убийц. Ей богу 53 год какой-то вкупе с 37 – настоящее буйство кровавой гэбни. Но что это за гэбня, где Феликс был – Дзержинский, сменщик его – Менжинский, и вплоть до Ежова ее всю «держали» именно поляки? Ничего себе – нагромождение фактов. Вы все еще думаете, что это случайность?
Связь медицины и гэбни на самом деле достаточно очевидна, и вот каким странным на первый взгляд образом: дело флага развалилось в 2015 году с падением главы ФСБ, курировавшего его, и это дело предопределило во многом приход во власть региона гэбэшника Зиничева, а затем и «молодого технократа» Алиханова при котором люди стали попадать в натуральное рабство. Но самый колоритный персонаж, появившийся в то же самое время - министр здравоохранения Польши в правительстве Беаты Шидло господин Константин Николай Мельхиор Мария Радзивилл. Как там в похабном армейском анекдоте? Них***ясебефамилия? Я!
Но то что он просто Радзивилл – этого еще и мало. «Представитель польского княжеского рода Радизвиллов герба «Трубы». Старший сын князя Альберта Иеронима Николая Радзивилла (род. 1931) и княжны Анны Марии Чарторыйской (род. 1932). Младший брат — мецената Мацея Радзивилла (род. 1961). Внук князя Константина Николая Юзефа Радзивилла (1902—1944), владельца Зегрже, и графини Марии Желтовской (1906—1999).» Неслабый послужной список, не правда ли?
И что нам с ними делать? Как сказал уважаемый коллега: они поняли что вы их раздавите как клопа. Мы настолько жестоки? Сандра Римская разумеется «сумасшедшая» но мы то видим то что она говорит и делает, и не делаем вида что ничего не происходит, при этом мы ведь и даты уже очертили (да и дальнейшую расшифровку ее текстов проводим, особенно с учетом того что она последнее время явно все более вынужденно меняет стиль изложения материала). Правда их пока никто и не понял. И кстати именно на волне всех этих «дел врачей», странных смертей людей с узнаваемыми фамилиями и арестов непонятно за что, практически незамеченной прошла петиция, собравшая несколько тысяч голосов за отставку губернатора Алиханова. Говорят, его не любят примерно с тех же сторон что и ректора Клемешева – одни за то, что «ругал Рабиновича», другие за то, что «хвалил Рабиновича». Но неужели и эта петиция оказалась «простым совпадением»?
Предположите.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE