?

Log in

No account? Create an account

Незаметные заметки

ориентируем, помогаем

Минюст РОС с господином Яхненко: право под знаком фундаментальных инноваций?
imed3
Денис Тимурович Яхненко известен нашим читателям не первый день: эксперт НВК, директор департамента правительственного агентства РОС, наш хороший и давний консультант. Сегодня он возглавляет министерство юстиции Республики и наш большой разговор о работе проделанной ведомством с момента создания, о его перспективах. Отмечая тот факт, что в августе будет уже 5 лет работы кабинета, известного сегодня больше как правительство РОС отметим, что господин министр – четвертый глава ведомства. И он продолжает неуклонно и неизменно общую практику строительства юрисдикции государства (это слово нам куда ближе чем захапанное путинскими лапами «суверенность») развитие базовых юридических, правовых норм и принципов. Несмотря на сложившуюся у нас практику демократического общения министр юстиции не забывает о том, что «советский» минюст по западным меркам — это все-таки DoJ, а поэтому мы разговаривали больше с функцией, чем с человеком, не забывая, что дипломатическое обращение «ваше превосходительство» абсолютно уместно и допустимо в отношение министра и по сей день. Кроме того, несмотря на формальный характер беседы мы просто не можем не отметить что ни министр теневого кабинета Яков Григорьев, ни госпожа Ломако не давали нашему блогу больших интервью, а госпожа Лаврова лишь пару раз кратко комментировала наиболее значимые события или ситуации. Мы надеемся, что новый министр сможет изменить эту ситуацию к лучшему. Так что и в этом смысле господин министр уже задает высокие стандарты прозрачности ведомства и сотрудничества с общественностью. Наш разговор о перспективах развития юрисдикции РОС начался с вопроса о самом, пожалуй, фундаментальном моменте создания любого государства – о правосудии. Мы попытались узнать правительственный взгляд, позицию министерства по этому и ряду других вопросов, не забывая конечно, что это отчасти может быть и личной точкой зрения министра как человека. Наверняка это интервью будет интересно и полезно не только для сенаторов РОС, но и для многих наших читателей.
Имед3: Господин министр каковы на ваш взгляд перспективы развития судебной, следственной системы РОС?
Ответ: Вы начали с главного вопроса. Действительно любое государство и каждое нормальное общество стоит на таком принципе как независимое правосудие, они немыслимы без него. Для меня как юриста это тем более имеет важное значение. В то же время мы фактически создаем, к тому же с нуля правовую систему нового государства к тому же пока что никем не признанного. Более того, сегодня мы из 4 критериев Конвенции Монтевидео 1933 года смогли выполнить только половину. Это небыстрый процесс. Фактически все что мы вчера и сегодня делаем само по себе создает прецедент, или скажу шире – даже имеет прецедентный характер. Формирование следственной, а особенно судебной системы непризнанного государства – непростой процесс. Оценки – они будут весьма разноречивыми, однако они не отменят того факта что в РОС есть правительство (включая сюда и правительственные структуры, Парламент в лице его уже действующей верхней палаты), что РОС уже устанавливает контакты в сфере иностранных дел. И все это требует сопряжения с международной и национальными правовыми системами. Мы идем путем параллельного исполнения критериев Конвенции и создания судебной системы. Минюст же по определению (и по праву) имеет сейчас функции и следствия и прокуратуры, и судебного органа и правового регулятора вообще. Конечно среди первых моих задач на посту министра будет формирование в широком диалоге со всеми заинтересованными сторонами процесса независимого верховного суда. Фактически говоря о перспективах на ближайшие 3 - 4 - 5 лет можно отметить что минюст сейчас не имеет бюрократии, и мы можем вести обсуждение в самом широком формате с другими структурами. Прежде всего верховный суд должен быть создан как гарант системы сдержек и который будет ограничивать в том числе и полномочия минюста. Я бы сказал, что в этом смысле минюст готов проводить политику если хотите «просвещенного абсолютизма» когда мы, имея фактически неограниченные полномочия идем на их существенное ограничение имея ввиду реальное создание системы независимого правосудия. Ну а если рассуждать о следственной системе то, пожалуй, ФБР в этом плане, наверное, лучший образец для подражания.
Имед3: Навигатор нередко рассуждает о системе исполнения судебных решений по так называемому «открытому листу» и в этом плане было бы интересно понять: какими минюсту Республики видятся контуры судебной исполнительной системы РОС?
Ответ: Этот формат рано или поздно будет примениться всеми судебными системами. Так почему бы именно нам не попробовать стать первыми? В 21 веке бороться с системой открытых листов бессмысленно, а вот стать в этой системе лидерами, задавать стандарты и нормы, это на мой взгляд - стратегическое решение.
Имед3: Сейчас и в Сенате РОС да и на нашем блоге идет обсуждение таких достаточно новых понятий как цифровая личность, дополнительные личности, расширенная система личности… вообще республика именно субъектов – что это за звери они такие, субъекты? Какой их правовой статус? С чем их, как говорится, едят?
Ответ: Все это как мы понимаем, весьма серьезные юридические новеллы. Они действительно находятся в стадии обсуждения. С точки зрения министерства юстиции – важна оценка рисков, проработка тех выгод которые они могут принести Республике в юридическом пространстве. А то ведь можно прийти к очередному «паспорту болельщика». И куда будем двигаться дальше? Паспорт посетителя общественной уборной? Разрешение на выход из подъезда собственного дома? В то же время жизнь в 21 веке вообще усложняется, и юридическое регулирование начинает распространяться на все новые и новые сферы. И здесь очень важно, что бы это регулировании было правовым, было направлено к расширению а не к сокращению всяческих прав. Сегодня мы обсуждаем права человека, уже идет обсуждение прав дельфинов или обезьян как личностей. А что мы будем обсуждать завтра? Права кого? Роботов? Инопланетян? Это несомненно перспективные направление и Республика будет этим заниматься. В то же время если юридически мы вполне готовы к этому, то конечно пока у нас нет ни технологических ни правовых оснований для, например, слишком активного расширения этого перечня. Он должен быть серьезно проработан, это же очевидно. Ну правда могут теоретически быть субъектами нашей Республики какие нибудь инопланетные существа? Теоретически – почему бы и нет: но как это регулировать юридически? Кто то об этом сегодня подумал? Я не знаю. В то же время конечно любая сущность, которая будет способна отвечать требованиям каких то нормативов Республики наверняка должна будет признаваться субъектом. И это очень серьезное расширение правовых трактовок в сравнение с тем что имеется на сегодня. Это связано с законом о постоянном населении и будет регулировать права различных категорий. Минюст передал свой законопроект в Агентство и мы находим хорошее взаимопонимание по общему правительственному документу. В мире где уже собаки получают наследство мы должны идти дальше. Мир меняется и если я лично отношусь к этому как угодно то понятное дело нет оснований для отката или ухудшения этой ситуации. Каждое новое поколение должно иметь больше а не меньше прав. Это должно стать юридической аксиомой. Мы обязательно будем расширять круг субъектов за счет изложенного и именно в них будет включено понятие в том числе и лиц - юридических, и физических. То есть сегодня существуют лица, которые являются субъектами, а будут субъекты, которые не являются лицами. И эти субъекты будут иметь свою право и дееспособность, конечно отличную от правоспособности и дееспособности существующих категорий лиц.
Имед3: Ну хорошо. Будет огромный перечень новых субъектов. Все это отрегулирует закон. Но ведь даже сейчас уже явно заметно ну скажем так несоответствие между тем что декларирует на протяжении последних лет минюст и требованиями программы НВК, которая является частью правовой системы РОС, между статусом сенаторов и сотрудников и членов правительства. Как будут улаживаются все эти противоречия?
Ответ: Итак все мы знаем, что четвертый раздел программы НВК требует максимальной прозрачности. Возможно ли это? Технологически – уже да. Но необходимо ли это и какие это повлечет правовые последствия, вот что нас больше всего может интересовать. Понятно, что видеонаблюдение над каждым унитазом является «очевидно нелепым», затратным и практически бессмысленным. Думаю, такое решение поддержит любой независимый суд. В то же время это задает направление развития и для правовой системы республики – нацеленное на радикальное сокращение статей УК. Чем больше мы видим – тем меньше наказываем. В конечном итоге правовое и моральное наказание должно будет остаться, пожалуй, за нарушение всего двух или трех основных прав человека – его свободы, жизни, здоровья и имущества, собственности. Таким образом границы свободы будут кардинально расширены. При этом мы конечно будем по мере сил и возможностей радикально сокращать число областей идентификации – абсурдно например покупать валюту или железнодорожные билеты по предъявлению паспорта. Да и паспорта должны вообще стать совершенно другими. Кроме этого мы должны будем создавать условия для расширения возможностей анонимного существования в глобальной сети в целом и в среде финансовых инструментов, транзакций в частности. Обоснования про так называемое отмывание, финансирование терроризма и так далее должны уйти в прошлое. Конечно это будет предметом очень широких переговоров. Но мы свою точку зрения фиксируем однозначно. Вы знаете, и отметили в своем вопросе что, например, все сенаторы у нас имеют право избираться под псевдонимом, то есть анонимно. А вот все сотрудники правительства – будут работать под своим собственным именем. И в этом вопросе мы добиваемся на мой взгляд абсолютно разумного баланса.
Имед3: Хорошо. Поговорим о проблемах концептуального свойства. Глобальный Манифест устанавливает некоторые требования к законам в целом. Как это будет реализовываться в юрисдикции РОС?
Ответ: Если вести речь, например, о тех из законов, которые ведут к изъятию средств участников рынка на основе законодательных решений властей – мы считаем такие законы недопустимыми и конечно же категорически неприемлемыми. Сейчас концепция закона о ликвидации самой возможности для принятия таких решений уже находится в стадии разработки. Еще будучи сотрудником Агентства, я занимался этим вопросом с нашими экспертами. Разумеется, этот закон рано или поздно будет представлен на рассмотрение и общественности и Сената.
Имед3: Хорошо, а какие еще решения будут приниматься на основании тех решений которые так или иначе рассматривались ранее?
Ответ: Как мы знаем Глобальный манифест – документ 2010 года. На расширенном президиуме теневого кабинета в январе 2014 года при участии тогдашнего министра юстиции господина Григорьева рассматривалась Доктрина Вооруженной Нации. Я считал и считаю, что гражданина, ну а в нашем случае это возможно будет понятием субъекта от раба – отличало право и возможность ношения оружия. Каждый человек должен иметь реальную возможность себя защищать. С точки зрения министерства оружие – есть стальной фундамент демократии. Человек без оружия отдается во власть окружающих сил. Как полагает по этому поводу директор аналитического департамента ПКА РОС господин Фонарёв – дай человеку в руки пистолет и он сможет реализовать все пункты Манифеста даже без участия государства. Ну а наше государство создается именно как инструмент в руках гражданина: так что это его дополнительное вооружение. Итак, право каждого на оружие будет на мой взгляд безусловно гарантировано в РОС. По мнению сенатора Просто мы должны будем прилагать пистолет к свидетельству о рождении. Это разумная и правильная идея, как я полагаю. Кроме этого культура безопасности и должна сама по себе сводиться к ограничению государственного вмешательства, к расширению арсенала инструментов не только физической, но и правовой самозащиты – мы должны расширять понятие юридической самозащиты права, крайней необходимости, необходимой обороны. Возможно будет создаваться другие правовые институты самозащиты права. Мы должны развивать институт присяжных – человек который будет судить должен понимать что если он не защитит того, кто защищал себя силой закона завтра сам сможет оказаться в роли и статусе жертвы. Это никому не нужно.
Имед3: То есть сокращение вмешательства государства как… государственная стратегия?
Ответ: Это только на первый взгляд может показаться логическим противоречим. В то же время мы исходим из понятия о государстве не как об ограничителе, а как об инструменте защиты, развития, поощрения. Это важно. Мы не «против», а «за» если можно так выразиться. Мы не делим, а умножаем, не отнимем, а складываем. Именно поэтому государственные институты РОС должны будут всемерно и в том числе на международном уровне ликвидировать любую прогибиционистскую практику. Это ключевой момент для всего нашего правительства. Этот момент неоднократно подчеркивался при всех руководителях ведомства и я могу сказать что для меня этот пункт так же не является каким то уникальным: здесь политика правительства будет проводиться предельно четко последовательно и однозначно.
Имед3: Вы упомянули международные усилия по преодолению прогибиционистской политики. Но сегодня мы видим, что есть страны где власть отчетливо узурпирована и нарушает права человека без возможности любого удовлетворения. Могут ли правительством вноситься законопроекты которые позволили бы Республики восполнять эти пробелы?
Ответ: Мы готовы рассматривать вопрос о том, что бы создавать механизмы компенсации как предлагают эксперты и реституции гражданских прав в странах которые нарушают права человека. Что это будет пока сказать сложно – но в любом случае, через правовую, законодательную или судебную процедуру решение этих вопросов должно стать возможным. Возможно удовлетворять требования будет даже сама Республика для всех пострадавших. И потом мы будем обращать свои требования к нарушителям в порядке регресса. Посмотрим.
Имед3: Достаточно серьезные претензии. В принципе основная нагрузка по тем эпизодам что известны нам сегодня лежит на молодежи России. Можно ли говорить что в республике будет реализовываться программа по юридической эмансипации этой категории лиц, можно ли сказать что РОС – будет наиболее комфортным местом для молодых?
Ответ: Несомненно. Возможно вы знаете что Римский статут 1998 года фактически разрешает участие в военных действиях молодых людей в возрасте от 15 лет. И именно это имело ввиду правительство, когда принимало положение о допущении к участию в работе Сената в качестве полномочных членов молодежи достигшей этого возраста: если им можно воевать и погибать, то почему же не дать им возможность принимать необходимые законодательные решения? Мы пошли именно по этому пути. Мы надеемся, что это позволит создать необходимый прецедент. В любом случае для правовой системы республики такой прецедент уже существует. Более того я замечу что у нас есть даже пример так называемой позитивной дискриминации по этому вопросу Сенат принял Декрет, которым ограничил возраст участия нижней палаты Парламента тридцатью пятью годами. То есть сейчас складывается необычная ситуация – депутатом нижней палаты не может быть человек старше тридцати пяти лет, а вот сенатором – может быть человек достигший возраста пятнадцати. Возможно тут что то будет меняться – я не был министром юстиции когда принимался этот закон, но Глобальный Манифест, который, напомню является частью правовой системы РОС четко отрегулировал эту ситуацию в том числе и по возрастам эмансипации.
Имед3: В общем если подводить итог вы идете путем четкого следования фундаментальным документам, создания достаточно интересных юридических новелл и прецедентов. Но все таки это по идее должно ведь опираться и на какие то документы которые будут носить обязывающий характер. Как в этом смысле вы понимаете перспективы известной конституционной декларации сенатора Михайловского? Каковы на ваш взгляд перспективы ее принятия?
Ответ: Ну скажем в отличие от Манифеста 2010 года этот документ еще только предстоит принять. Но в то же время по нему уже высказана позиция министерства юстиции и я ее как новый министр не планирую не менять ни на йоту: этот документ является грамотным и юридически проработанным. На мой взгляд Сенат имеет все основания принять его в качестве руководящего закона республики.
Имед3: Спасибо за беседу.

Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом на кошелек Веб Мани. Webmoney:
В рублях R550314956202
В евро E345289081367
В долларах США Z750972481160
Пай пал:
paypal.me/3DCORE